Рубрика: туризм и природа

Как сделать так, чтобы благотворители «позеленели»

С каждым годом экоповестка становится все более актуальной для крупных компаний. Хочешь на заграничный рынок? – покажи, что готов не только не вредить, но и заботиться о природе. Подключаются к тренду не только мегакорпорации, но и средний и малый бизнес. О том, какую помощь оказывают животному и растительному миру Хабаровского края, мы поговорили с директором ФГБУ «Заповедное Приамурье» Владимиром Андроновым.

Главным образом помощь компаний природе стимулирует регулярное попадание экоповестки в мировую сводку новостей. Порой это трагические известия о катастрофах и выбросах, порой – новости о том, что очередной находящийся на грани вымирания вид удалось восстановить. Дополнительными причинами поддерживать природу для крупных предприятий становятся налоговые льготы и забота о собственном имидже. Но животным все равно, с какими мотивами люди наконец-то пошли им навстречу. Важно, что пошли.

Дальний Восток в целом, и Хабаровский край в частности, для экологически проактивных предприятий по-настоящему лакомый кусочек. Столько нетронутых антропогенным влиянием лесов и болот можно найти разве что в джунглях Амазонки. И стоять в очереди «с протянутой рукой» заповедникам не приходится.

- Экологическая повестка попала в эпицентр внимания руководителей крупных компаний. Они не дожидаются, когда мы пойдем к ним за помощью и предлагают ее сами. Мы даже не ожидали подобного эффекта, - рассказывает Владимир Андронов.

Крупняк пошёл? 

Для заповедников и нацпарков помощь бизнеса – возможность реализовать нужные проекты, получить деньги на которые не удавалось годами. Например, видеосистема, подаренная дальневосточным филиалом РЖД, может решить в Болоньском заповеднике сразу три проблемы: помогает отслеживать пожары, проводить «перепись» птиц и отвадить браконьеров.

- О необходимости такого устройства мы говорили, но получить средства на ее покупку все никак не могли. При этом выгода от ее появления очевидна даже на конкретном примере: очаг возгорания сейчас мы можем отследить на этапе его появления, а раньше оплачивали курсирование самолета, - объясняет директор «Заповедного Приамурья». - А что касается браконьеров… Почему-то они думают, что в заповедниках мясо животных и птиц вкуснее и, кажется, что добыть их проще. Теперь это точно не так! 

Положительный пример показывают и другие крупные компании. Например, «Полиметалл» помог нацпарку «Шантарские острова» приобрести дроны, которые работают не только в воздухе, но и под водой. Для экологов это чуть ли не единственный способ наблюдать «ясли» гренландского кита. А для спасения белоплечего орлана в Комсомольском заповеднике «Роснефть» планирует закупить датчики для измерения температуры и уровня воды.

Преимущество работы заповедников и нацпарков с крупными компаниями в том, что корпорации, как правило, настроены на долгосрочное сотрудничество. Но есть и свои нюансы. Например, экологам приходится подбирать проекты исходя из того, будет ли заметен эффект за сроки, оговоренные бизнесом.

Подводные камни

- Наши проекты должны быть не только полезными для сохранения экосистем, но и понятными предпринимателям. Они заинтересованы не просто в поддержке, а в работе с экологами-профессионалами, - полагает Владимир Андронов. - Если деньги потрачены на камеру – необходимо показать, как она работает и чем помогает, если речь идет о создании музея – нужен проект и отчет о каждом этапе его создания. Помимо этого, важно вовремя подавать отчетность, иначе в следующий раз поддержки можно не ждать.

За возможность принять от бизнеса помощь для сохранения диких животных конкурируют благотворительные фонды и заповедники. Выбор того или иного адресата напрямую зависит от позиции компании. Для крупных игроков пока, конечно, интереснее помогать НКО - в этой сфере государство уже прописало ряд льгот. 

Однако, если жертвователю все же в первую очередь важен результат его пожертвований, то все не так очевидно. Сейчас, переводя средства в какой-нибудь общественный фонд помощи животным, запланировать, как именно они будут потрачены, увы, практически невозможно. Все отдается на откуп организации, которой бизнес помогает. Это могут быть, например, подкормки, а могут – камеры слежения. 

Заповедники же, как указывает глава ФГБУ, работают иначе: разрабатывают проект и, защищая его, обосновывают - как именно новая техника или дополнительная охрана помогут экосистеме. Тут структуру «Заповедного Приамурья» можно считать выигрышной. Объединенные одной дирекцией заповедники, заказники и нацпарки обмениваются опытом и специалистами. У благотворителя здесь широкий выбор и ему помогут подобрать проект, который интересен именно сейчас.

Ждём идей

Но даже объединенный формат пока не стал причиной абсолютного изобилия. В «Заповедном Приамурье» немало задач, которые еще предстоит решить. И помощью малого и среднего бизнеса тут, конечно, не брезгуют.

- Обычно небольшие предприятия выходят на нас с предложением помочь с субботником или волонтерами. Мы никогда не отказываемся: рабочих рук во время пересчета животных зачастую не хватает, - отмечает Владимир Андронов. - Есть у нас и примеры постоянной материальной помощи от местных предприятий. Например, Центральный рынок Хабаровска регулярно выделяет Анюйскому нацпарку сено для подкормки копытных. И это для нас весьма значимо!

Прийти на подмогу защитникам животных, как нас уверили, несложно. Достаточно набрать один из контактов, указанных на сайте «Заповедного Приамурья». Полезную идею здесь не отвергнут!

Ольга Цыкарева