Рубрика: город

Судьба Иннокентьевской церкви в Хабаровске

Она была первой. Ее строили всем миром, перестраивали в планетарий и воссоздавали вновь. О непростой судьбе Иннокентьевской церкви рассказывает историк Василий Кузьмин. 

Первой хабаровской церковью принято считать Иннокентьевскую. Не без некоторых оговорок. Во-первых, более ранние культовые сооружения просто не сохранились. Во-вторых, само здание Иннокентьевской церкви в годы Советской власти было почти полностью утрачено, и ее пришлось воссоздавать заново – подобная судьба постигла многие православные храмы России. Так что история этого храма отражает и историю нашего города, и историю всей страны.

Первые храмы 

Говорят, самые первые богослужения Хабаровки проводились в … казарме! Вполне возможно, учитывая, что первостроителями были солдаты 13-го Сибирского линейного батальона под командованием капитана Якова Дьяченко, для которых это было привычное сооружение. В казармах размещались солдаты, там же находились почта и телеграф. В казарме могли разместить и первую церковь.

Тем более, архиепископ Камчатский и Приамурский святитель Иннокентий (Вениаминов) считал, что первые богослужения можно проводить и в казарме. Под его руководством и с его благословения в то время создавались все новые храмы в Приамурье. Он же благословил и первый храм Хабаровки, о котором до нас дошли обрывочные сведения – небольшую деревянную часовню Марии Магдалины. Ее возвели на берегу Амура на склоне горы, рядом с местом высадки 13-го батальона в 1858 году. Она описывалась как небольшое, но изящное здание с зеленой крышей.

Но из-за близости к реке часовня быстро обветшала и к концу 1860-х годов пришла в совершенную непригодность. Решили вместо этого построить деревянную церковь. В память о часовне на прежнем месте поставили небольшой деревянный памятник, который до наших дней не сохранился, но его можно увидеть на старых фото.

До Пекина не доехал

Новую церковь решили назвать Иннокентьевской – в честь первого епископа Иркутского, Святителя Иннокентия (в миру – Иоанн Кульчицкий).

Его именем называли множество русских православных церквей: Иннокентьевские церкви есть в Сибири, Забайкалье, на Дальнем Востоке и даже в Ватикане есть такой храм. Популярность его на востоке России вполне объяснима – здесь священник провел последние десять лет своей жизни.

Будущий Святитель родился в 1680-м в дворянской семье на Волыни. Закончил Киевскую духовную академию, был префектом и профессором богословия Славяно-греко-латинской академии. С начала XVIII века по именному указу Петра I стал наместником Александро-Невской лавры и священником Военно-морского духовенства. В 1721 году Иннокентия посвятили в епископы и назначили главой Пекинской духовной миссии. Но визу ему китайские чиновники не дали, и вместо Поднебесной Иннокентий три года жил в Селенгинске.

В 1727-м назначен епископом Иркутским и Нерчинским, поселился в иркутском Вознесенском монастыре, где и окончил свои дни.  После смерти Иннокентия причислили к лику святых, и он стал покровителем Сибири и Дальнего Востока.

От дерева к камню

Предложение построить новую деревянную церковь выдвинул хабаровский купец Андрей Плюснин, которого поддержали Михаил Чардымов и священник отец Иоанн Гомзяков. Часовню Марии Магдалины разобрали, а храм решили возвести на склоне Военной горы на сухом берегу Чардымовки. Это не была самая высокая точка поселения, зато здание видно и со стороны Хабаровки, и с Амура.

Деревянную церковь войсковая постовая команда возвела за год. Отец Иоанн сам сделал царские врата и двери в алтаре, и в 1870 году Иннокентьевская церковь приняла первых прихожан.  

Это здание простояло дольше, чем часовня Марии Магдалины. Но и его через четверть века решили снести. Причин было две. Во-первых, церковь за это время изрядно обветшала. Во-вторых, Хабаровка разрослась, превратилась в город и стала Хабаровском. Деревянный Иннокентьевский храм уже не мог вместить всех прихожан.

В 1896 году городские власти и епархиальное начальство решили построить каменный храм. Образовали церковно-строительный комитет, в состав которого вошли инженер-полковник Владимир Мооро, купцы Василий Плюснин, Михаил Тыртов и Сергей Богданов, полицмейстер Александр Чернов и протоиерей Успенского собора отец Александр Протодьяконов. Председателем комитета стал городской голова Алексей  Рассушин.  

Средства на храм собирали всем миром. Кроме скромных взносов прихожан, значительную часть средств внесли хабаровские купцы – Василий Плюснин и Пётр Слугин. Что касается проекта церкви, то его разрабатывало строительное отделение при Приамурском генерал-губернаторе  С.М. Духовском.

По мнению заслуженного архитектора России Николая Крадина, при разработке чертежей использовался «Атлас планов и фасадов церквей, иконостасов к ним и часовен», утвержденный императором в 1846 году. Для хабаровской церкви выбрали проект № 24, представлявший церковь на 500 человек, а его «привязку» к местности выполнили Владимир Мооро и капитан-инженер Николай Быков.

Новый храм

В 1898 году здание возвели под крышу, к осени завершили строительство колокольни и пятиглавия куполов. А в октябре на звонницу повесили колокола. Расписал церковь первый хабаровский художник, выпускник Санкт-Петербургской академии художеств, Сергей Казаринов. Для этого он использовал уникальную технику – «энкаустику» (роспись восковыми красками, нагретыми до высокой температуры). А иконостас и церковную утварь перенесли из деревянной церкви.

Торжественное освещение Иннокентьевской каменной церкви состоялось 8 ноября 1898 года по старому стилю, в день собора Архистратига Михаила. Возведенная из красного кирпича в стиле русских церквей XVII века, она стала настоящим украшением города. Церковь доминировала над невысокими, преимущественно деревянными постройками дореволюционного Хабаровска, ее можно было увидеть даже со стороны вокзала. А те, кто плыл по Амуру, могли заметить блеск куполов задолго до приближения к городу.

При Иннокентьевской церкви открыты лечебница Александро-Ксеньевской общины и церковно-приходская школа. Попечителями школы стали известные хабаровские предприниматели – Иннокентий и Екатерина Пьянковы. Рядом с церковью находилось кладбище, на котором хоронили еще в 1859–1874 годах.

Утраты

В советский период Иннокентьевскую церковь постигла судьба большинства православных храмов. В конце 1931-го ликвидирован приход, а здание церкви передали военному ведомству. Последовали и внешние перемены: купола и колокола сняли. Очевидцы утверждали, что колокола закопали недалеко от церкви. Разрушалось и кладбище «первостроителей», но некоторые могилы перенесли на действующее городское кладбище.

В 1933 году здание бывшей церкви выставили на торги. И в 1934-м его продали флотилии управления комендатуры Пограничного военного округа Дальневосточного края. Заплатили 15681 рубль 50 копеек. В бывшей церкви разместили радио-телеграфно-телефонную мастерскую погранвойск. Внутри здания решили соскоблить со стен еще сохранившуюся роспись. Но женщины, которым это поручили, не решились на подобные действия и просто закрасили фрески краской.

При подготовке статьи использовались материалы книги Н.П. Крадина «Старый Хабаровск. Портрет города в дереве и камне». 

На этом утраты не закончились. Наступила космическая эра, и власти решили переоборудовать к 1964 году здание бывшей церкви под планетарий. Для переделки под новое назначение сломали шатровую колокольню, разобрали пятиглавие, снесли северный и южный порталы, пробили новые окна в стенах, соорудили второй этаж и устроили вход через алтарь и прочее. Кстати, в таком виде здание тоже было очень популярно – ведь это был единственный планетарий на Дальнем Востоке! Здесь работал астрономический кружок, лекции читали преподаватели и аспиранты Хабаровского государственного пединститута.

Восстановление

Перемены пришли с эпоху «перестройки»: по всей стране начали восстанавливать церкви. Вспомнили и об Иннокентьевской. В 1989 году народный депутат СССР, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II ходатайствовал о передаче РПЦ ее бывшего здания. В 1992 году здание передали приходу церкви Святителя Иннокентия Иркутского, образованному в 1991-м.

В тот момент директор планетария не смогла демонтировать его оборудование самостоятельно. И тогда, если верить описаниям очевидцев, оно якобы было выломано представителями Уссурийского казачьего войска. Затем его побросали в ящики без всякой описи, после чего увезли в подвал городской администрации на хранение. Говорят, после подобного «демонтажа» использовать оборудование для создания нового планетария в другом месте оказалось невозможным – высокотехнологичные приборы, выпущенные немецкой фирмой Carl Zeiss, представляли собой кучу лома...

Тем временем, в РПЦ решили восстановить Иннокентьевскую церковь в прежнем виде. Для этого тщательно анализировались ее старые фото и остатки здания. Использовали метод экстраполяции – наложение современных фото на старые, чтобы выявить недостающие детали. С помощью снимков высокого качества специалисты смогли просчитать точное количество кирпичей, чтобы определить высоту и другие размеры утраченных объектов. Возглавлял процесс реконструкции уже упоминавшийся нами профессор Николай Крадин.

Как строили Иннокентьевскую церковь всем миром, так ее и восстанавливали. Часть суммы предоставила администрация, часть – различные спонсоры, а также пожертвования от простых горожан. Интересно, что и кирпичи для восстановления храма собирали по всему Хабаровску, разбирая старые полуразрушенные здания. Делалось это не из-за нехватки материалов – просто слишком сильно современные кирпичи отличались от дореволюционных. Так, по кирпичику, в 1998 году к своему столетнему юбилею Иннокентьевская церковь была восстановлена.

Нам же остается надеяться, что грядущее не несет столь серьезных перемен. И может быть, когда-нибудь восстанавливать будут не только церкви, но и планетарии?

Василий Кузьмин