Рубрика: жизнь и семья

«И вот я увидел куклу. Она лежала, раскинув тряпичные руки…» 

История эта не выдуманная, её бережно хранят три поколения одной хабаровской семьи. Всё дальше от нас Великая Отечественная война, всё меньше и меньше живых свидетелей тех страшных лет. И всё дороже становятся нам свидетельства очевидцев, раскрывающие те или иные живые подробности. Вот об одном таком эпизоде, ставшем семейной легендой, мы услышали от Марины Бурановой: 

– Когда я была маленькой, мне нравилось придумывать поделки из разных материалов. Хорошо помню, мне было тогда лет семь, я смастерила из лоскутов куколку, с косичками, нарисовала ей реснички на закрытых глазах, будто бы она спит. Мое «творение» увидела бабушка Галя, присмотрелась и вдруг сказала, что давно знакома с этой куклой! 

И рассказала совершенно невероятную историю. Оказалось, что сшитая мной тряпичная игрушка как две капли похожа на ту, что привез с войны ее отец и мой прадед Вадим Иванович Соколов. 

Родился он до революции, 5 января 1909 года, в старинном русском городе Суздале, там родители крестили Вадика. Он вырос, уже при советской власти выучился, получив хорошую мирную специальность – лесничего, таксатора. Обзавелся семьей, жили все вместе: любимая его жена Лидия Алексеевна, ее мама Прасковья Васильевна, и двое малых Соколовых – сыновья Юрий и Евгений. 

В начале 30-х годов пришлось осваивать новую, воспетую в фильмах и песнях военную профессию, – танкиста. Сильнейший тогда в мире средний танк Т-38 имел три башни, пушку и пять пулеметов, экипаж состоял из шести человек, и командиром у них был Вадим Соколов. 

Однажды, еще в мирное время, когда в нашей стране еще никто не подозревал о грядущем вероломном нападении фашистской Германии на СССР, он разрешил своему пятилетнему сыну Юрию залезть на танк и даже немного прокатил. Мальчик был счастлив! 

22 июня 1941 года застало Соколова далеко от Москвы – на Дальнем Востоке, в городе Биробиджане. Их Амурская танковая дивизия входила в войска Дальневосточного фронта. Вадим Соколов, будучи командиром танка Т-38, служил здесь с июля 41-го по май 42-го, а затем, в том же июне, в составе танкового полка его направили на советско-германский фронт – в должности командира взвода, лейтенантом. 

На войну он уходил в красноармейской гимнастерке, у него был мужественный взгляд, и ему тогда уже исполнилось 33 года. На оборотной стороне своей фотографии из военного билета он поставил дату «9 Х 1942 г». Воевал с немцами, уже пересев на знаменитый танк Т-34, на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах по май 1945 года. Дошел до Берлина, заслужив награды Родины – орден Отечественной войны II степени и медаль «За боевые заслуги». 

После дня Победы над фашисткой Германией заехал Вадим в деревню Красная Горбатка Владимирской области, к родителям, в дом, построенный некогда его отцом – добротный, посередине русская печь. Погостив, вернулся на Дальний Восток, в свой Биробиджан, где его ждала семья. Но мирной жизни не получилось: 9 августа 1945 года Советский Союз объявил войну милитаристской Японии.

Японские милитаристы, как сегодня известно из архивов и работ историков, тогда ставили себе такую цель: главная группировка Квантунской армии, сосредоточенная в Восточной Маньчжурии, это Северо-Восточный Китай, должна вторгнуться в Уссурийскую и Амурскую области в районе Хабаровска и захватить весь Приморский край. 

Напомним, это было уже четвертое наше столкновение с японскими войсками. Так, 1904-1905 годами датируется русско-японская война, в 1918-1922 годах в ходе Гражданской войны японцы оккупировали часть нашего Дальнего Востока, 1938-1939 годы гремели бои на границе – за озеро Хасан и на Халхин-Голе. 

В ходе жестоких боев в августе сорок пятого советские войска освободили Маньчжурию и Северную Корею. Танкисту Вадиму Соколову довелось освобождать русские поселенья, основанные в Маньчжурии, начиная с 1898 года: Щучье, Караванная, Ключева, Дубова, Ернишное, Попирай… Для разгрома Квантунской армии хватило трех недель. Так закончилась самая страшная на тот момент в истории человечества Вторая мировая война. 2 сентября 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. 

– Мой прадед внесен в книгу Памяти Хабаровского края, где поименно названы участники Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, в том числе воевавшие с Японией. Там на странице 438 указаны проверенные данные о боевых действиях танкиста В.И.Соколова, его воинское звание, когда и на каких фронтах он воевал, перечислены боевые награды, – с гордостью подчеркивает Марина Буранова. 

Домой с двух войн вернулся прадед победителем, весь поседевший, насмотревшись на все ужасы войны, с больными напрочь застуженными лёгкими. Но главное – пришел живой! 

Через три года мирной жизни у Вадима Ивановича родилась дочь Галина. Она до сих пор хранит все награды отца-танкиста: орден и три медали – «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «За победу над Японией». 

Спустя двадцать лет после войны бард Михаил Анчаров, к слову, тоже участник боевых действий в Маньчжурии, написал свою знаменитую «Балладу о танке Т-34». В ней есть образные строки про живой танк, который «впереди колонн летел в боях», но вдруг «среди разбомбленных развалин увидел куклу, которая лежала, раскинув руки…» Железный слон «не смог на куклу наступить», замер перед символом «чужой любви, чужой семьи» – и был убит… 

– Бабушку Галину, когда она прочитала балладу, просто поразили слова поэта о «живом» Т-34, ведь именно на таком танке воевал в Маньчжурии ее отец, мой прадед, – вспоминает Марина. – Танк войны и кукла девочки! В этой картинке бабушка мгновенно увидела и рассказала мне ту самую маньчжурскую историю…

Вот что тогда случилось. Двигаясь в Маньчжурии в танковой колонне через одно из местных русских поселений, Вадим вдруг заметил в смотровую щель – среди груды кирпичей и бревен разбомбленного дома лежит на лавке кукла. Быстро спрыгнув с танка, он взял в руки куклу. Она была с повисшими ручками, рядом валялись лоскуты, детская посуда. Поднял с земли два маленьких графинчика – в них засохлые цветы, взял всё это себе, как память о чьей-то детской судьбе. 

Не мог танкист Соколов проехать мимо – душа заставила остановиться. Подумал: «Жива ли та девочка, которая когда-то, в мирное время, тут играла? Что же нам нужно сделать, чтобы больше никогда не повторялись войны, что разлучают детей с их игрушками?» Вот тогда, сидя в своем громыхающем танке, Вадим загадал желание: вернется домой – и у него обязательно родится дочь! И он подарит ей настоящую большую красавицу куклу, в нарядном платье, говорящую, которая будет произносить мирное слово «Мама!» 

Как рассказывала Марине ее бабушка Галина Вадимовна, привезенная с войны кукла была обычной самоделкой, тряпичной, в выцветшем сарафанчике с нарисованными на лице по-китайски раскосыми глазками и двумя косичками, аккуратно сплетенными из шерстяных толстых нитей. 

Бабушка Галя, получившая этот подарок, хорошо запомнила куклу. Потому что она удивительно напоминала русскую мягкую игрушку – ведь все куклы родом из детства. 

Увы, с тех давних лет маньчжурский «трофей» не сохранился. Зато дома у них хранятся два миниатюрных графинчика, ставшие семейной реликвией. Они стоят на полке в шкафу под стеклом, напоминая всей семье про отца, дедушку и прадедушку в одном лице – про танкиста Вадима Соколова. 

Баллада о танке Т-34
Впереди колонн
Я летел в боях,
Я сам нащупывал цель,
Я железный слон,
 
И ярость моя
Глядит в смотровую щель.
Я шел как гром,
Как перст судьбы,
 
Я шел, поднимая прах,
И автострады
Кровавый бинт
Наматывался на тракт.
 
Я разбил тюрьму
И вышел в штаб,
Безлюдный, как новый гроб,
Я шел по минам,
 
Как по вшам,
Мне дзоты ударили в лоб.
Я давил эти панцири
Черепах,
 
Пробиваясь в глубь норы,
И дзоты трещали,
Как черепа,
И лопались, как нарыв.
 
И вот среди раздолбанных кирпичей, среди
разгромленного барахла 
я увидел куклу.
 
Она лежала, раскинув ручки,– символ чужой
любви… чужой семьи… Она была совсем рядом.
Зарево вспухло,
Колпак летит,
Масло, как мозг, кипит,
 
Но я на куклу
Не смог наступить
И потом убит.
 
И занял я тихий
Свой престол
В весеннем шелесте трав,
Я застыл над городом,
Как Христос,
Смертию смерть поправ.
 
Михаил Анчаров
 
Приоритетом государственной семейной политики является утверждение ценности семьи и семейного образа жизни, возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций в семейных отношениях, семейного воспитания, создания условий для обеспечения семейного благополучия, ответственного родительства и поддержания социальной устойчивости каждой семьи. Приоритетом государственной семейной политики является утверждение ценности семьи и семейного образа жизни, возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций в семейных отношениях, семейного воспитания, создания условий для обеспечения семейного благополучия, ответственного родительства и поддержания социальной устойчивости каждой семьи. 
«Концепция государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года»
Записала Олеся Иванова