Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

12-19 декабря 2018, №51(1317)
12-19 декабря 2018, №51(1317)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Пироги от Юлии Шестаковой

Пироги от Юлии Шестаковой
20 мая исполнилось 96 лет со дня рождения известной дальневосточной писательницы Юлии Шестаковой. В наш город она перебралась в 1935 г. вместе с супругом Сергеем Рослым. Познакомились они в Иркутске, где Юля училась в пединституте на факультете русского языка и литературы, а Сергей работал корреспондентом местной газеты. Жить молодая чета решила в Хабаровске. Уже спустя четыре года Юлия Шестакова была принята в Союз писателей.
Сейчас в родительской квартире с окнами на площадь им. Ленина в доме на улице Карла Маркса, 37 (где магазин «Книжный мир») живет их дочь Ольга Рослая. От мамы у нее остался письменный стол, и то уже укороченный (раньше он был настоящий, писательский, бескрайний), старинный чернильный прибор из Китая, десяток авторских книг на разных языках мира, гора дневников, а еще – множество воспоминаний.

Дом у реки.

Молодой семье Шестаковых-Рослых сначала дали комнату с подселением в старинном особняке на ул. Ким Ю Чена. Там родились у них сын Юра, затем и Оля. В 1939 г., перед самой войной, они переехали в Дом литераторов по ул. Шевченко, 28 (сейчас там прокуратура Центрального района). Это был элитный особняк, где проживали известные и знаменитые люди.
– Квартира семьи Комаровых была на четвертом этаже, – вспоминает г-жа Рослая. – Петр Степанович Комаров об этом доме упомянул даже в своем последнем стихотворении:
Сторонка родная,
где прожиты годы,
И дом, как маяк, у реки…
Кстати, его жена Нина Яковлевна Ходакова-Комарова (1914 г.р.) и поныне живет в Хабаровске (на ул. Муравьева-Амурского, 15). В доме литераторов одно время жил и главный редактор журнала «Дальний Восток» Андрей Пришвин (племянник писателя Михаила Пришвина), прозаик Вадим Павчинский. Все они частенько заходили к нам в гости. Вместе чаевничали, делились творческими планами, читали свои еще не опубликованные произведения. Бывал у нас тогда уже легендарный Всеволод Никанорович Иванов, которого, кстати, то ли мама, то ли папа прозвали «человеком-горой» за его большой рост. Это прозвище очень удачно прижилось, на него и сам писатель не обижался.
Также Ольга Рослая припомнила, что в доме было всегда много удэгейцев – маминых друзей: «Она ведь часто путешествовала по самым дальним уголкам края. Помню, как однажды к нам приехал из далекого села Гвасюги охотник Джанси Батович Кимонко и даже помог мне решить задачку по арифметике. Отец научил играть его в шахматы, и по вечерам они устраивали своеобразные турниры».
Потом именно дневниковые записи Кимонко переведет с удэгейского и литературно обработает Юлия Шестакова. Книжка «Там, где бежит Сукпай», переведенная на множество языков мира, вышла уже после смерти автора (Кимонко погиб в 1949 г. на охоте в схватке с медведицей).
– Если честно, то фактически эту книгу мама и написала. Даже поэт Александр Твардовский, главный редактор журнала «Новый мир», говорил ей: «Юлия Алексеевна поставьте две подписи: свою и Кимонко», – продолжает Ольга Рослая. – Но мама не захотела. Она была честным и принципиальным человеком. Говорила, что талантливым людям надо помогать. И помогала.
Сергей Леонтьевич Рослый тоже помогал молодым дарованиям. Так он открыл писателя Петра Лукича Проскурина, в 1957 г. еще работавшего водителем в леспромхозе. Рослый тогда заведовал отделом прозы в журнале «Дальний Восток», и именно ему молодой водила отдал свои тетрадки – исписанные бисерным почерком, со следами свечного стеарина. Попросил оценить талант. Петр Проскурин возвращался тогда с Камчатки к себе на родину в Брянск и планировал задержаться в краевом центре всего три дня. Но остался на долгие годы. Известным его сделала книга о жизни камчатских лесорубов «Корни обнажаются в бурю».

Арсеньев в юбке.

В 1946 г. по заданию Приамурского филиала Географического общества СССР Юлия Шестакова отправилась в составе экспедиции в неизведанные области центральной части Сихотэ-Алиня.
До перевала дошли всего пятеро – начальник экспедиции Фауст Владимирович Колосовский, корреспондент «ТОЗа» Юлия Шестакова и три проводника-удэгейца. Перед перевалом болезнь свалила молодого ботаника Андрея Нечаева, через годы ставшего ученым с мировым именем и доктором наук. Его срочно пришлось переправлять на метеостанцию Тивяку. Свои обязанности по сбору гербария и описанию ландшафта он поручил… Шестаковой.
«Беда, если неопытный батчик (гребец) потеряет равновесие. Хор мгновенно зашумит над головой, и бешеные струи понесут неудачника с такой силой, что даже опытному пловцу нелегко справиться с течением и холодной водой. Это я поняла, – пишет Юлия Шестакова, – когда сама заняла место носовщика. Шест в моих руках прогибался. Перед плесом я обернулась… но в ту же минуту, потеряв равновесие, упала. В воде ударилась головой о днище бата и, вынырнув, увидела, что быстрый поток уносит меня к большому залому. Зацепиться не за что! Закрываю глаза… «Мангэ-э!.. – нараспев произносит старик и смотрит на меня с укоризной. – Еще немножко, совсем немножко и все, букини (умирать)».
Позже путевые очерки корреспондента превратились в книгу-путешествие «Новые перевалы», которую напечатало Иркутское книжное издательство в 1951 году.

Запах счастья.

Летом Шестаковы-Рослые уезжали жить на дачу. Их дом стоял недалеко от поселка Осиновая речка, в распадке, на живописном берегу Амурской протоки. Это место, где собирались писатели, прозвали «Грачевка» (название пошло от первого дачника-писателя Александра Матвеевича Грачева). Юлия Алексеевна даже из Прибалтики выписывала тюльпаны. Любила гулять по лесу, слушать певчих птиц. Любила стряпать, печь пироги – и большие, и маленькие. Ее пироги с капустой, картошкой, мясным и рыбным фаршем, да с румяной корочкой, слыли в писательской среде за лакомство. Запах ароматных пирогов любили все. Ведь это запах уюта, домашнего тепла, семьи. Это запах счастья! И хотя по характеру Шестакова была кремень, тут за такое угощенье можно было все простить.
…В 1960‑е годы Дом литераторов стали потихоньку расселять, разъехались и писатели. Шестаковым-Рослым дали квартиру в самом центре. В тот же период, прожив вместе 25 лет, они разошлись навсегда. Сергей Рослый уехал на Украину и больше на Дальнем Востоке не бывал.
– Последнее время мама болела, у нее была бронхиальная астма, – говорит ее дочь. – Она уже не могла работать с архивами. Большая переписка у нее оказалась с писателем Николаем Павловичем Задорновым. Поэтому я все разбирала на протяжении трех лет. Потом письма и документы отдала в госархив и музей. Были среди них и неоконченные рукописи об удэгейцах, о геологах. Со своей тетей, Анной Ивановной, мама писала хронику семьи Шестаковых (отрывок вышел в журнале «Дальний Восток», № 2 за 2010 г.), но довести ее до конца не успела. В прошлом году, к ее 95‑летию, мы подготовили книгу, но опубликовать так и не смогли, везде нам отписали, что нет денег.
Вот уже восемь лет, как нет Юлии Алексеевны Шестаковой, но 20 мая дома по традиции приготовили пироги. И за чашкой чая вспоминали былое.

Константин Пронякин,
Ирина Харитонова

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: -19, 2 м/c Ю-З

13.12
вечер
-18..-20
2 м/c  Ю-З
14.12
день
-15..-17
5 м/c  Ю-З

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
66.2550 -0.1675
EUR, ЦБ РФ
75.3916 0.1748
JPY, ЦБ РФ
58.3796 -0.1656
CNY, ЦБ РФ
96.4537 0.0355

© 2010 – 2018, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика