Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

8 - 15 апреля 2020, №15 (1383)
8 - 15 апреля 2020, №15 (1383)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Быт врачей на передовой

Быт врачей на передовой
Фото: Актер театра ТЮЗ зачитывает письмо врача-инфекциониста для проекта #помогиврачам. Скриншот vk.com/tuz_xa
Два месяца хабаровчане сидели дома и придумывали себе хобби, которые хоть как-то смогут скрасить режим самоизоляции. С послаблением режима многие ринулись на улицы, отправились на всевозможные акции и даже присоединились к многотысячному митингу, не подозревая, на какие лишения пошли врачи в борьбе с коронавирусом. Свой быт они анонимно описали в проекте хабаровского ТЮЗа #помогиврачам.
Молодая подмога
В сети Интернет вышла серия роликов о сборе средств в поддержку Тверского областного клинического онкологического диспансера. Акцию организовывали хабаровский театр юного зрителя и московский благотворительный фонд «Живой». Актеры театра читали письма врачей. В них рассказывается о не совсем хорошей готовности системы здравоохранения к наплыву инфицированных COVID-19. А также о том, на какие жертвы пришлось пойти врачам ради борьбы с коронавирусом.
Условия в больницах края, судя по видеороликам, очень разные. Очевидно одно – специалистов категорически не хватает. Вот и приходится врачам работать минимум за двоих.
– Вчера на сутки зашла, а сегодня еще плюс восемь часов отработала. Получается 32 часа. Посплю, и завтра опять на работу, – рассказывает в своем письме хабаровский врач-инфекционист. – Где-то работают бригадами. У нас – нет. На сутки заходят двое врачей. Один сидит в приемном покое, принимает больных. Потому что поступает много: вот, за вчерашний день было 103 человека и один врач. Подтвержденных было немного. Сейчас очень много пневмонии подтвержденной, но по клинике – типичный COVID-19.
О причинах дефицита специалистов рассказала ее коллега, тоже врач-инфекционист.
– Нам пришлось отказаться от помощи более пожилых коллег, которые входят в группу риска. Мы сосредоточились на компании относительно молодых и самых молодых коллег, – рассказывает медик. – Новых врачей, которые пришли к нам недавно, клинических ординаторов – это первый или второй год после окончания университета. Ребята, которые еще обучаются в ординатуре, получили такую шикарную возможность поработать с особо опасной инфекцией. Очень ценно наблюдать за ними, мы очень сплотились за это время, помогаем друг другу больше, чем когда бы то ни было.
Однако общение с молодежью – чуть ли не единственный позитивный момент в сложившейся ситуации. Работать врачам стало значительно тяжелее как морально, так и физически. Слишком часто приходится лицезреть смерть, а к пациентам выходить в громоздких и неудобных спецкостюмах.
– Конечно же, мы вынуждены прибегать к особым мерам предосторожности: специальные костюмы, очки, перчатки, респираторы, защитные экраны на лице. На окружающую действительность смотрим через специальные очки, через защитный кран, будучи в этом удушающем костюме, в котором действительно очень жарко и долго нельзя находиться. В нашей практике, преимущественно, тяжелые формы, – продолжила анонимная посланница. – Легкие случаи, когда пациенты сидят по домам и не обращаются за помощью к врачам, мы не наблюдаем. Видим то, что на плаву – самое тяжелое. Человека надо заверить, что все под контролем. И что мы здесь для того, чтобы мы его вылечили, а не помогли умереть.
«Я инфицировалась»
Несмотря на меры предосторожности, случаев заражения среди медиков все равно немало. Так случилось и с другой участницей акции #помогиврачам старшей медсестрой одного из центров в Хабаровском крае. Вот, что пишет старшая медсестра из Хабаровского края.
«Уходя домой 30 апреля в пять вечера, я почувствовала, что мне нехорошо. Думала, что за праздники дома отлежусь, и будет все нормально. Но 3 мая нас вызвали на работу, у всех взяли мазки. Так как я старшая медсестра, все это дело регистрирую, пакую, отправляю и ухожу с работы в последнюю очередь. Но уже тогда я чувствовала себя очень плохо.
Шла домой – был солнечный яркий день. Я обожаю, когда цветет черемуха, этот запах. Шла и думала: ну, продуло меня, простыла. Растерла веточку в руках, поднесла к лицу. И ничего… Меня кинуло в жар, прилив адреналина. Когда приехала домой, первым делом начала открывать свои духи, нюхать все подряд: продукты, приправы. И тут поняла: я потеряла обоняние. Тогда мне и стало страшно. Расплакалась, потому что поняла: я инфицировалась.
Я была одна, детей не пускали. Муж в командировке был, ему вообще очень боялась рассказывать. Он боялся, что со мной что-то случится. Я не хотела ехать в больницу, а он кричал: «Ты должна! Потому что, если с тобой что-то случится, ты дома одна». Температуры не было. И самое страшное мне сказал инфекционист: если при пневмонии не поднимается температура, это значит, что организм не сопротивляется.
Я написала отказ от госпитализации, осталась дома. Была на контроле: постоянно звонили. На улицу выйти тоже было нельзя, телефон на геолокации, тебя отслеживают. Даже если оставить его дома, понимаешь, что ты же сотрудник, нельзя выходить. Нужно быть дома.
Собаки смотрят на меня такими глазами, потому что понимают, что не могу я их вывести на улицу. Жмутся только к тебе и все. А ты плачешь. Все время плачешь. К вечеру начинаешь задыхаться и думаешь, что, наверное, все-таки нужно вызвать скорую. Потому что тебе плохо. Реально плохо. Пьешь таблетки, сильнейшие антибиотики, от которых раскалывается голова, и боль не сходит по трое суток. Выходишь на балкон и молишься: «Боже, дай пожить еще немного. Я еще не видела, как мои дети закончили университет, не дождалась внуков. Как же хочется еще пожить!».
Вот сейчас, пока я отвечала на вопросы, пришло сообщение: «Пожалуйста, срочно! На следующей неделе в третьем корпусе нужно закрыть смены. Хотя бы на две недели. Люди заболели. Медработники находятся кто в больнице, кто дома изолировался». У них подтвержден ковид, а так остаются пациенты, которым нужна помощь. Работать некому: раздавать пищу в буфете, ставить капельницы, уколы, выдавать таблетки. Главная сестра вынуждена выходить и мыть в буфете посуду, а потом идти в процедурный и ставить капельницы».
Без излишеств
Чтобы защитить родных, многие врачи поселились в больнице. О том, как обустроен быт медиков в эпоху пандемии, поведал врач-инфекционист из Хабаровского края. Рассказал он и о мечтах борцов с коронавирусом.
«Я сейчас живу в больнице. Дома – жена, ребенок. Не хотел подвергать их опасности и принял для себя такое решение. Хоть мы и в средствах индивидуальной защиты, вероятность заражения всегда сохраняется. Рисковать жизнью близких мне не хочется. Многие коллеги поступили так же.
У нас отдельное помещение, оборудование. Все разделено по гендерному признаку: отдельно помещения для мужчин, отдельно – для женщин. Есть зона для приема пищи. В целом, все есть, можно полноценно жить. Может быть, нет каких-то излишеств.
Современные технологии и возможность связаться по видеозвонку, конечно же, жизнь облегчают. Я постоянно звоню жене. Супруга моя прошла все стадии: ругалась, не понимала, как реагировать, а потом смирилась и приняла ситуацию. Это ведь не вопрос заработка, это – долг.
Дома я не был полтора месяца. Ребенку сейчас три года, я его правильно мыть руки по видеосвязи учил. Это и так необходимо – учит ребенка мыть руки, а у нас это получается тематически. Он спрашивает, почему я не еду домой. Я так и отвечаю: на мне микроб. Он маленький, подробностей не поймет, поэтому все в игровой форме.
Когда все закончится, первое, что я сделаю – проведу время с семьей, с родителями, с ребенком. Уезжать никуда не хочется, я для себя понял: просто хочу побыть дома, заняться обычными для себя делами. Нет такого: «Так устал, хочу поехать в Тайланд…». Хочу в огород, какие-нибудь гаражные приключения, но сначала нужно будет пройти двухнедельный карантин. Иначе, я из врача могу превратиться в пациента. Правила распространяются для всех».
По словам рассказчиков о врачебных буднях в эпоху пандемии, есть единственная возможность помочь им воплотить свои мечты – это оставаться, по возможности, дома. И для сохранения здоровья, и для лечения, и для того, чтобы побыть с семьей. В этом, пожалуй, есть рациональное зерно.
Ольга Цыкарева
Фото от Театра юного зрителя Ребята, которые еще обучаются в ординатуре, получили такую шикарную возможность поработать с особо опасной инфекцией. Очень ценно наблюдать за ними, мы очень сплотились за это время».
Когда все закончится, первое, что я сделаю – проведу время с семьей, с родителями, с ребенком».

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +7, 2 м/c Ю-З

30.09
день
+14..+16
1 м/c  З
.
..
0 м/c  

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
79.6845 1.0132
EUR, ЦБ РФ
93.0237 1.5447
JPY, ЦБ РФ
75.4267 0.7966
CNY, ЦБ РФ
11.6798 0.1453

© 2010 – 2020, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика