Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

27 ноября - 4 декабря 2019, №49(1366)
27 ноября - 4 декабря 2019, №49(1366)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

"Кумовство во власти достало!"

"Кумовство во власти достало!"
Фото: На столе у Александра Семеновича – наша газета.
Александр Семенович Панченко – единственный из градоначальников Хабаровска, который, уйдя на пенсию, не соблазнился южными краями или заграницей, по сей день живет в нашем городе. Недавно ему исполнилось 85. Но в мэрии про юбилейную дату даже не вспомнили, поздравить старика Панченко забыли. А он и не в обиде. Плохого старается в памяти не хранить.
В большом селе Давыдовка, что в Запорожье, школа была семилеткой, и к выпускному он выучил на русском языке балладу: «Где Амур спокойно катит волны от Хабаровска невдалеке, где леса стеной зелено-черной круто опускаются к реке…». Хотя и понятия не имел про какой-то Хабаровск, а про Дальний Восток знал лишь, что здесь служил его отец, Семен Афанасьевич. Но пройдут годы, и Панченко увидит и Амур, и город Хабаровск. Однако до этого в его жизни будет еще война и похоронка на отца, погибшего где-то в Крыму от шальной мины.

Приказано выжить
...Немцы уже были на подступах к Давыдовке. Семье офицера Панченко выдали лошадь и подводу, и она влилась в безразмерную толпу жителей, отступающих по разбитым дорогам за Красной Армией. Но немцы «перехватили» эту многокилометровую вереницу, отрезали от военных и повернули назад. А в Давыдовке – уже фашисты и флаг со свастикой на сельсовете. Панченко повезло: в их доме поселились три немецких интенданта, были они людьми пожилыми, румынам с мадьярами, которые грабили местных жителей почем зря, путь был заказан.
Однажды жителей нескольких деревень вывезли в чистое поле, с грузовиков вкруговую ощетинились пулеметы, мародеры обшарили каждую бричку, молодых женщин увозили в бордель. Через двое суток оцепление неожиданно сняли и люди рассыпались по полю горохом, бежали, куда глаза глядят, главное, что живые...
Александр Семенович еще много что может рассказать о войне. Как набились они под завязку в тесную землянку, и такая безнадега охватила, что хоть ложись и умирай. И вдруг охрипший голос: «Наши!». Как их маму сразу после войны избрали председателем колхоза «Красный пахарь». Уходила она на работу с первыми петухами, и два брата оставались на хозяйстве, впрягались в плуг на пахоте, единственную коровенку подвязывали веревками под потолок – полудохлую животину ноги не держали. Как сквозь соблазн отхлебнуть хоть глоток он нес на сепараторную полторы кружки молока от той коровенки. Как в голодомор съели даже сусликов и воробьев, а их подсолнечного жмыха варили похлебку.

Держись за трубу
В судостроительный техникум в соседнем Большом Токмаке он поступил играючи, посреди комнаты, в которой жили 12 голодных студентов, стояла огромная печь, и уборщица топила ее за полночь, чтобы утром у жильцов был хотя бы кипяток. Стипендии хватало на три столовских обеда.
Зато у техникума была хорошая производственная база – отступая, немцы не успели взорвать мастерские с токарными и фрезерными станками. Практику проходили на Цимлянском водохранилище, из воды еще торчали золоченые маковки затопленных церквей.
И вот 11 дипломированных выпускников уже едут по распределению на Дальний Восток, в Хабаровск, а техник-механик по судовым механизмам Панченко попадает на завод имени Кирова. «Держись за заводскую трубу – станешь человеком», – говорил ему бывалый строитель Наум Яковлевич Полянский. Но прикипеть тогда к заводу не получилось – через год призвали в армию.
– Побрили, подстригли, прошли школу молодого бойца, и отправили нас учить китайских товарищей военному делу, – о службе рассказывает Александр Семенович без особых подробностей. Впрочем, одна подробность была – украинская его натура любезно приняла китайскую чумизу с салом, это каша такая. Старшиной батареи в школе младших командиров оказался «тоже хохол» Михаил Тищенко. Армейская дружба переросла в дружбу на гражданке и не сломалась, когда Панченко был уже большим чиновником в Хабаровске, а Тищенко – председателем горисполкома в Комсомольске.
Улица Муравьева-Амурского была вымощена булыжником, в дощатых киосках торговали папиросами, там, где сейчас речной вокзал, зажиточный китаец держал рынок. Вот таким ему запомнился Хабаровск шестидесятых годов прошлого века, куда он вернулся после армии. На заводе имени Кирова создавалась комсомольско-молодежная бригада, и Панченко пошел в нее простым слесарем. Со второй зарплаты справил гражданские брюки и рубашку, а то все в армейской гимнастерке ходил. И года не проработал, назначили начальником бюро организации труда и заработной платы.
– Сложная была работа. Завод только начинал строить новое судно – это был «охотник за подлодками», надо было с ноля разрабатывать все нормы и расценки, – вспоминает Александр Семенович. – Справились.

О кабинете не думал
В холостяках проходил недолго. Женился, а поскольку кроме койки в общежитии другого угла не имел, переселился к молодой жене. Которая жила в бараке вместе с родителями и другими домочадцами. Уже начальником был, когда дали комнатку в квартире на трех соседей.
Не нахрапистый, но деловой, не угодник, но исполнительный и надежный, он из общего числа выделялся. Сперва пригласили инструктором в райком партии, попробовал отказаться, но вызвали на партбюро, там вопрос был закрыт. Закрепили за Панченко по партийной линии дальние леспромхозы, в командировках и перелетах на АН-2 он был не меньше, чем дома.
Потом была должность второго и первого секретаря Краснофлотского райкома партии, и если кто спал и видел себя в кабинете и при портфеле, то Александр Панченко, по его словам, отлучение от завода пережил не просто.
Пропустим все промежуточные карьерные перемещения до должности первого заместителя председателя горисполкома. Говорят, прочили Панченко другое место, но тогдашний хозяин, глава крайкома КПСС Алексей Клементьевич Черный, выбор свой остановил на нем. Даже если поискать, должность сложнее найти непросто – ЖКХ, торговля, бытовка. Но, судя по всему, справлялся товарищ Панченко: через несколько лет его пригласили в крайком и назначили начальником управления бытового обслуживания по краю и ЕАО.
Вот тут уж, действительно, хоть караул кричи! Тотальный дефицит, ремонтные мастерские завалены вышедшими из строя холодильниками, телевизорами и пылесосами, а запчастей – ноль. На предприятиях бытового обслуживания – огромная задолженность по зарплате, у самого в кабинете кренился стол с отломанной ножкой, на все управление – два телефона.
Панченко – не старик Хоттабыч, чудеса творить не умел, но прямые выходы на Москву и рыбалки «с кем надо» свое дело сделали: удалось и с зарплатой ситуацию выправить, и собственно бытовое обслуживание из прорыва вывести. А само краевое управление с 64 места переместить на 15-е по всей РСФСР, до сих пор гордо вспоминает он.

Мэрская десятилетка
А его мэрская десятилетка, с 1981 по 1991 годы, когда Панченко был председателем Хабаровского горисполкома, до сих пор многими считается одной из самых успешных в истории города.
– Появились новые жилмассивы в Южном, Северном и Прибрежном микрорайонах. В год сдавали 300 тысяч квадратных метров жилья. Из бараков ежегодно правдами и неправдами расселяли две тысячи семей, – рассказывает Александр Семенович. – Подтянули связь – построили три здания под телефонные станции. Городская канализация сливалась к левому берегу Амура, сняли нагрузку, построив первую очередь очистных сооружений, реконструировали водовод.
Добавим, что в бытность Панченко градоначальником построены Первая краевая клиническая больница, краевая детская больница, Центр микрохирургии глаза, поликлиники, Центральный рынок, к 125-летию Хабаровска на месте пустырей появились знаменитые городские пруды. И это далеко не полный список. А как не вспомнить дачный бум, когда обеспечение города овощами практически легло на плечи дачников и огородников? В горисполкоме под это народное движение тогда разработали целую продовольственную программу.
– Битума нам давали 500 тонн, а городу надо было 15 тысяч! Пришлось по-хохляцки действовать: где уговорить, где убедить. Но битум мы добыли, – с улыбкой рассказывает бывший градоначальник.

Вершины и подвалы
Где большие дела, там большая ответственность. Панченко спиной чувствовал, что есть у него и противники, и недоброжелатели. Дважды на председателя заводили уголовные дела, но те разваливались, как плохая стряпня. Однажды, вспоминает, кто-то из городских депутатов заявил: есть у городских начальников на улице Волочаевского подземелье, где для них и меха, и колбасы, и прочий дефицит хранится. И ведь создали комиссию, и пришли специальные люди «пещеру Сезам» искать, Панченко сам тогда лом взял и вместе с ними бетон долбил в том месте, где якобы она была. По прошествии лет это кажется дурью. Тогда таким не казалось.
Он встречал и провожал государственные и иностранные делегации, пожимал руки крупным деятелям вроде Брежнева и Горбачева, Ельцина и Терешковой, Алиева и Рауля Кастро. Но, говорит, никогда не чувствовал себя большим человеком, а вот человеком дела был.
Когда-то вернул в Хабаровск институт почетных граждан, но критически относится к тому, по какому принципу дают «почетного» сегодня. Знатно на коньках катаешься – на тебе звание и квартиру в придачу, состоишь в дружбе с нужным человеком или сам нужный человек – вот тебе титул. «А ведь не за этого надо его давать, а за честное и верное служение Хабаровску и его жителям. Кумовство и братство во власти достало, и все ведь с «питерских» началось», – с горечью заключает Панченко.

Жизнь после
С весны и до самых холодов Александр Семенович на даче в деревне. Здесь у него рай и раздолье, сад и клубника, соседи по улице замечательные. Хотя душа болит, что зарастает деревня бурьяном, а мужики здесь без работы пропадают. Недавно вернулся на «зимнюю» квартиру в Хабаровск. Ему здесь не скучно. У него есть друзья, с которыми лет как сорок жизнь связывает. Дочь Елена Александровна – известный хабаровский психиатр-психотерапевт, фамилию отца носит, для внука Антона дед – личность и единомышленник.
А ведь Панченко уже 85, и у него трижды останавливалось сердце, пришлось ремонтировать «мотор» в кардиоцентре. Но он – как глыба, цельный, прямой и конкретный. Иногда ему снится сон, что сидит на зимней рыбалке перед лункой, и ждет, когда «царапнет» о крючок. Удивительное дело, он еще не нажился…
Елена Загорская
Фото автора

Дважды на Панченко заводили уголовные дела, но те разваливались, как плохая стряпня. Однажды кто-то из депутатов заявил: есть у городских начальников на улице Волочаевского подземелье, где для них и меха, и колбасы, и прочий дефицит хранится...

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: -17, 5 м/c Ю-З

29.11
день
-10..-12
6 м/c  Ю-З
29.11
вечер
-12..-14
6 м/c  Ю-З

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
64.1005 0.1283
EUR, ЦБ РФ
70.5747 0.1349
JPY, ЦБ РФ
58.5955 -0.0059
CNY, ЦБ РФ
91.1464 0.0996

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика