Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

5 - 12 августа 2020, №32 (1400)
 5 - 12 августа 2020, №32 (1400)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Возвращение на Умальту

Возвращение на Умальту
Фото: Иран. 1944г. Передача автомашин по ледлизу в Советский Союз.
Умальтинский молибденовый рудник стоит теперь заброшенным в тайге призраком на дороге между Чегдомыном и Софийским в Верхнебуреинском районе Хабаровского края. Разведанный в конце 1920-х, основанный в 30-х, в годы Великой Отечественной он неожиданно стал главным поставщиком молибдена - редкого металла для производства танковой брони. Здесь трудились десять тысяч человек, кроме вольных - заключенные Умальтлага и высланные немцы, поэтому материалы об этом всё еще хранятся под грифом «секретно». Автор много лет работал в архивах, а главное – разыскивал и встречался с умальтинцами, которые после закрытия предприятия разъехались по всей стране, записывал их воспоминания.

Подрусловые целики: брать или не брать?
Григорий Кириллович Головашов:
Работал я на Умальте с марта 1941 по сентябрь 1945 года, ведал снабжением рудника. После основной работы приходилось рыть фундаменты под пристройку электростанции, в шахте посылали работать, на переборке руды. Закончилась с немцами и японцами война, перевели работать в Хабаровск - представителем рудоуправления. Дом, где мы жили - Клавдия Павловна и дочь наша Нэлли, на улице Истомина, 12, до сих пор уцелел (встречался я с ним и записывал эти воспоминания 21 сентября 1981 года – Авт.).
Деревянный тех лет был Хабаровск. Три улицы более-менее: Карла Маркса, Ленина и Серышева, двух- и трехэтажные дома считались небоскребами. Даже ул. Ленина только до ул. Гоголя была мощеной, дальше - невозможно пройти. Автобусов мало. Женщин во время войны везде было больше, это бросалось в глаза.
Мне только исполнился тридцать один год, и вот в феврале 1944-го поехали нас трое – я, Шпак, механик, и шофер Бердичевский в Ашхабад. Туда со всего Наркомцветмета представителей от предприятий отправили – за автомашинами, получать.
Ехали поездом, долго, когда стояли - раскладывали костерок, варили. На станциях, особенно на маленьких, никуда далеко не уйдешь: вдруг да пойдет состав? На многих южных вокзалах воды не было, её привозили откуда-то в железнодорожных цистернах. Местные выносили к поездам дыни вяленые – как веревка сплетенная.
Мы запасли в дорогу сухие овощи - лук, морковь, капусту, в больших жестяных банках, ими тогда снабжали рудник. Хлеб отоваривали в киосках по продуктовым талонам, картошку вареную покупали на станциях.
В первые годы освоения месторождения картофель на Умальту завозили зимой, в мерзлом виде. Готовя картошку для завоза, её сразу после копки укладывали на поле в кучи, закрывали сеном или соломой. Наступали морозы – утеплитель снимали. Картофель замерзал, один раз и накрепко. Тогда вези эти мерзлые шарики хоть на север, хоть за тридевять земель.
И оттаивали картошку один раз: занесешь в комнату, сколько надо бросишь в холодную воду. Через час можно чистить, она как свежая, только сластит немного на вкус.
Первые поля нашего подсобного хозяйства – сельхоза - появились на Усть-Умальте. С началом войны фонды на картофель урезали, а рты остались. Тут-то и начался штурм тайги! Через два года картошки садили столько, что её хватало до следующего урожая. Случались заморозки, даже в июле, и тогда ботву загребали сантиметров на пять, этим спасали – позже она прорастала.
В самом поселке зародил огородничество Гаврил Леонтьевич Кожан. До него казалось, ничего тут не вырастишь, а он взялся. Из себя крупный такой хохол, «гэкал» в разговоре, курносый, брови кустом, лысина - в свои пятьдесят с небольшим он казался нам, конечно, стариком.
На Умальту его привез с собой из Донбасса тогдашний директор - Пасечник, которого в 1939-м судили после странного пожара на шахтном дворе, тогда погибли несколько горняков. Бурильщик Кожан был народным заседателем, и, упиваясь этой ролью, задавал директору каверзные, с подходцем, вопросы.
Огород у него был неподалеку от клуба. Он его осенью и по весне вскапывал, удобрял. Выгребных ям на Умальте не сделаешь, вечная мерзлота, и он всё «добро» из-под уборных возил к себе, на саночках или в тележке, – и пропах этим на всю жизнь.
Возился на своем участке, как червяк, с утра до ночи. Выращивал овощи, лук, редиску, а главное – табак, по сортам. Стакан махорки в войну до трехсот рублей доходил. Живые, бешеные деньги! У него рудник иной раз занимал по 200-300 тысяч на аванс, когда не успевали привезти из банка.
Взносов же, как коммунист, со своих миллионов не платил. Разбирали его на партсобрании. Заявил: как пострадавший в шахте от неудачного взрыва, стал инвалид, перешел на пенсию, и, поскольку не работает, партийные взносы можно не платить. Объявили ему за неуплату выговор и - отступились.
Советовали: если не Анфисе Федоровне, жене, то хотя бы на дочь завещание оставь, отмахивался: «С земли взял, в землю и закопаю…» Посмеялись мы, вспомнив Кожана, когда за юг ехали, конечно, еще не зная, что никому он ничего не оставит, что перекопают всю землю у него в ограде и на огороде, когда умрет, но денег так и не найдут.
Тем временем добрались мы до Ирана, там на ипподроме много машин стоит. Перегоняла их организация «Ирансовтранс», грузы различные возила по ленд-лизу. Получили мы свои машины, штук тридцать, на платформы погрузили - доджи канадские, все бежевого цвета, с тентами. Надо бы возвращаться, но представитель главка Касьянов определил моих водителей – оба опытные – принимать и другие машины. Партия большая, десятки тысяч, подарок британской королевы. Пришлось задержаться.
Назад ехали и спали в кузовах, грязные все были, как черти – ни умыться, ни постираться… Домой мы писать не могли. А там волновались, ждали: вот подъедут, вот подъедут… Одним словом, потеряли нас на Умальте.
Андрей Павлович Жевтун:
Сбежали как-то из нашего лагеря двое зэков: бросили охраннику в глаза толченое стекло, забрали винтовку. Их долго ловили, люди в поселке боялись… Перед самой посевной кто-то вывел из строя все трактора, набросав в задние мосты гаек, а на сельхозе сожгли в конюшне двадцать лошадей, в том числе был мой выездной конь Набат - закрытые оказались. Конюх, сказали, был повешен, там же сгорел.
А когда принесли мне анонимное письмо: «Берегитесь, вас хотят убить…», пришлось достать из сейфа браунинг Коровина и носить с собой в кармане.
Беда не приходит одна: стало топить шахту, сгорели моторы на нижнем горизонте. Рядом нашли кувалду и металлическую скобу: кто-то положил скобу на кабель и мотор и - ударил. Короткое замыкание, диверсия. Как на зло, нет цемента. Принимаю решение заложить ствол и квершлаги мешками с мукой, чтобы разбухла и задержала воду. А если бы не помогло? Думать не хотелось: хлеб по норме, а тут бросить в шахту несколько машин муки!
В любом ЧП должен быть виновник. В затоплении его не нашли. Однако заходит ко мне начальник центрального рудника Мамилов. Просится уехать, иначе сделают его крайним. Открываю шкаф, достаю толстенную папку:
- Вот переписка с главком, что у нас аварийное состояние из-за нехватки насосов. Нет, в обиду я тебя не дам!
На войне без убитых не бывает: шахту отстояли, но потерян богатый горизонт, на других руда беднее. А чтобы выполнить годовую программу, наверстав отставание, как я обещал главку и крайкому, надо сделать два месячных плана - в декабре.
Вечером собрались втроем: «Давайте подумаем». Обязательно «Обращение» к коллективу выпустить, соцсоревнование развернуть, ударников поддержать. Что еще? Мамилов навскидку называет жилу, где содержание молибдена втрое выше, но пройти туда можно, сделав «сбойку», то есть напрямую, вопреки правилам. В шахте этого все равно не заметят.
Главный инженер Кузьмин достал логарифмическую линейку, с которой не расставался, посчитал: «Если уплотниться до трех циклов в сутки, дойти до жилы можем успеть, но брать придется уже с начала года. Пригодится на будущее. – Спрятал линейку. Добавил, как всегда, спокойно и уверенно: - Выполнить двойной план в этом декабре – вещь нереальная».
Словно душем холодным окатил. Высокий, блондинистые волосы, одет с иголочки, прекрасный специалист, хороший товарищ. Что с ним делать? Вступать в полемику – так у него счетная линейка!
- Константин Иванович, - говорю, тоже спокойно и уверенно, - завалить план нам никто не позволит. – И, помолчав, неожиданно предлагаю: – А что, если нам отработать несколько подрусловых целиков? Ведь там руда богатейшая, до двадцати процентов, считай, готовый концентрат!
Кузьмин опустил глаза. Понятно, дело весьма и весьма рискованное: а вдруг Умальта, под руслом которой эти целики специально оставлены, в шахту прорвет? Никогда не откачать! Виктор же Мамилов уже чиркал в блокноте, как следует развернуть работы на том подрусловом горизонте…
По сложным техническим вопросам я всегда советовался с Константином Ивановичем, он был отличный консультант. Возражая против взятия целиков, в то же время он подсказал, каким образом это лучше сделать.
В любом случае, решили Кузьмина в это дело не вмешивать, хватит ему одного лагеря. Приказом я перевел его инженером в производственный отдел, а Мамилова на его место - главным инженером рудоуправления, оставив при этом начальником центрального рудника. Всё стало на свои места.
Осторожно, глубоко не забуривая, слабыми взрывами, взяли мы метровую ленточку целиков – высотой, и длиной в несколько метров. Отбитую руду выносили в мешках. Затем в местах отработки мы наморозили водой и воздухом под давлением метров пять льда, чтобы не потекло у нас в шахту.
Технологию заморозки нам подсказал Константин Иванович, вспомнив, что когда-то вычитал об этом в «Горном журнале». Разумеется, на него мы никогда не ссылались, да и каким чудом мы вытянули два плана в декабре, знали на руднике только несколько человек.
Никаких следов в маркшейдерских документах тоже решили не оставлять. Именно это обстоятельство в наступившем 1945 году и сыграет с нами злую шутку, причем, с самой неожиданной для нас стороны.
Станислав Глухов
Начало в №15-29, 31-43
Окончание следует

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +11, 2 м/c С-З

08.08
день
+19..+21
1 м/c  С-В
08.08
вечер
+16..+18
1 м/c  С-В

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
73.6376 0.5979
EUR, ЦБ РФ
87.1722 0.5544
JPY, ЦБ РФ
69.7227 0.5596
CNY, ЦБ РФ
10.5798 0.0622

© 2010 – 2020, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика