Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

18-25 сентября 2019, № 39 (1356)
18-25 сентября 2019, № 39 (1356)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Возвращение на Умальту

Возвращение на Умальту
Фото: Окснеры – Павел, Георг, Освальд, Папа. 6 октября 1930 г. Иман ДВК
 Умальтинский молибденовый рудник стоит теперь заброшенным в тайге призраком на дороге между Чегдомыном и Софийским в Верхнебуреинском районе Хабаровского края. Разведанный в конце 1920-х, основанный в 30-х, в годы Великой Отечественной он неожиданно стал главным поставщиком молибдена - редкого металла для производства танковой брони. Здесь трудились десять тысяч человек, кроме вольных - заключенные Умальтлага и высланные немцы, поэтому материалы об этом всё еще хранятся под грифом «секретно». Автор много лет работал в архивах, а главное – разыскивал и встречался с умальтинцами, которые после закрытия предприятия разъехались по всей стране, записывал их воспоминания.

По законам военного времени
Павел Христианович Окснер:
Примерно с 1936 года я работал мастером на строительных работах на предприятиях Главредмета. В Москве, в главке, направили в Тырнауз. Затем в апреле 1940-го попросился на Умальту, добрался туда только в июне. Назначили начальником отдела капстроительства, до весны. Вызвали в военкомат, райцентр тогда был в Чекунде, стали вертеть мои документы.
Я ведь немец, отец мой Христиан Яковлевич Окснер, родом с Украины. Помню последнюю общую фотографию: я, братья Георг и Освальд и папа. На обороте надпись: «6.10.1930 г. Иман Приморский край», мы там жили. Два года спустя отца арестовали, обвинили во вредительстве и антисоветской агитации и увезли в Хабаровск.
В военкомате про отца тогда ничего не спросили, только вручили повестку «до особого распоряжения». Прихожу к Шиши Михаилу Давидовичу, начальник лагеря: дайте работу! Иди, говорит, срочно строить бон на реке, бревна вылавливать – кончались дрова на Умальте. Сделал я этот бон, выше поселка, где был аэродром.
Вскоре случилось, что я Воронкова крепко «погонял» – вздумал меня колоть национальностью. Когда рудник в феврале 1941-го перешел в систему НКВД, его поставили на ОКС – был он в звании, моложе меня, я остался старшим прорабом. Он передает мне приказ Шиши: за три дня оборудовать баню, в недостроенном здании. Везут сюда тысячу заключенных, у всех вши, нужна помывка. Вижу, в срок никак не уложиться: стены кирпичные просушить, воду горячую, холодную подвести, помещение подготовить…
Сказал Воронкову, он молча развернулся, ушел. Назавтра появляется: «Почему приказ не выполняется? Не забывай, Окснер, что ты немец и у тебя трое детей!» Схватил я отрезок трубы – он от меня в контору бежать, через весь поселок, про наган свой на поясе забыл.
– Ты что покушаешься на должностное лицо? – вызвал меня Шиши.
– Я такой же советский гражданин, как и все. Еще раз упомянет, что я немец – голову отрублю!
Поставили меня в наказание прорабом на лесные работы. Самый трудный участок считался. Лошадей мало. Лес из тайги тащили сначала к дороге, потом уже на машинах, газогенераторах, их у нас двенадцать штук было, вывозили на рудник. Дров всегда не хватало. Подопрёт, совещаемся: «Что будем делать?» Ряжи для моста, тротуары, один раз конторку мою ночью разобрали – всё жгли, только бы электростанцию не остановить!
А плохо с заготовкой, потому что плохо кормили зэка. Их у меня в колонне было двести человек. Накормил я их – дали в первый же день 90 кубов леса. На второй 250, потом по 400-500 кубометров стали выдавать. Лошадям тоже, я договорился, по две порции овса отпускали, и работали всю ночь. В общем, до 1945-го возглавлял я лесной сектор, а затем снова вернули на ОКС...
Павел Христианович принимал меня у себя дома 9 сентября 1981 года, в поселке Чегдомын, где я записал его рассказ. А недавно, почти через сорок лет после нашей встречи, я наткнулся в Хабаровском краевом архиве (Ф.Р.-1957. Оп.2 д. 7 Л.31) на ту семейную фотографию. На обороте стоял сизый штамп Госархива, в тощей папочке лежала аннотация: «Окснер Христиан Яковлевич. Арестован летом 1932 г. по ложному обвинению по ст. 58-7, 58-10, 58-11 УК РСФСР. Постановлением «тройки» ОГПУ по ДВК от 9 сентября 1932 г. был приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение 21 сентября 1932 г. в г. Хабаровске».

Умальтинское молибденовое месторождение
(из отчета главного геолога
Красникова на 1/I-1942 г.)
Строительные материалы
В основном лиственница. Лесозаготовки в 6-15 км от месторождения по ключам и вдоль дороги, соединяющей рудник с пос. Усть-Умальта. Доставка автомашинами и тракторами. В летнее время применяется сплав по р. Умальте. Лесные массивы, развитые в окрестностях рудника, обеспечивают потребности на многие годы. Однако заготовка и особенно доставка леса еще страдают всякими организационными неполадками, в связи с чем нередко ощущается недостаток в стройматериалах, крепежном лесе, дровах.
Топливо
Дрова. Несмотря на обилие лесных массивов, снабжение рудника и поселка древесным топливом всегда было одной из наиболее трудных задач и предметом постоянных забот и беспокойств рудничной администрации. Частично это объясняется временными перебоями с рабсилой и недостатком транспорта, но основная причина заключается в слабой организации лесозаготовок и отсутствии топливных резервов, необходимых для спокойной бесперебойной работы.
В мае полной неожиданностью для Андрея Жевтуна стало избрание его секретарем производственной партийной организации! В партии-то он всего два года, какой у него опыт… Четырех месяцев не прошло, как появился в новом для себя коллективе. Не рановато в парторги?
На собрании кое-кто так и говорил. Припомнили статью в районной газете «Горняк Севера», прошлогоднюю, где раскритиковали его за «позорные показатели», что не навел «большевистского порядка» в углеразведке. За это, Жевтун, и выперли тебя с Ургала! Резали в глаза, косились – молод еще, но руки «за» подняли.
Вслед за ранней весной, быстро согнавшей сначала по поселку, а затем и с ближайших сопок снег, накатило лето: жаркое, душное, с частыми в июле грозами. Клубились лиловые тучи, раздраженно громыхали и рассыпались, натягивая по-над тайгой свои рваные тени.
Владимир Иванович Красников ожидал Жевтуна в геологической, где они познакомились по приезду. С того дня положение с разведочным бурением на руднике заметно выправилось. Помогли буровые станки, которые Андрей на свой страх вывез от угольщиков. И начал таять странный поначалу холодок в отношениях с главным геологом.
– Федоров вас прислал усилить партийную прослойку, – объяснил позже Красников, – а мне, извините за прямоту, нужны знающие специалисты.
Действительно, на все геолого-разведочное бюро только два коммуниста: Туаев – в деле слабоват, зато краснобай, да Костя Величай – неглупый, однако погулять любит. А тут еще добавляют Жевтуна – угольщик, что с него толку!
Зимой, как приехал Андрей, на руднике случилось ЧП – кончились дрова. Весь поселок топился дровами, но главным потребителем была центральная электростанция. Окрест рудника лес вырубили, заготовки вели далеко, на крутых склонах и неудобьях, и для вывоза дров не хватало транспорта.
Тут пошел снег, дорогу замело. Машина, ушедшая на деляну, не вернулась. На ЦЭС под паром остался один локомобиль, из девяти, подавая ток лишь на моторы водоотлива в шахте. Все остановилось – горный цех, обогатительная фабрика, вспомогательные цеха, пропал свет в домах и лагерных бараках. Волнение охватило Умальту.
Вспомнили: километрах в трех, у ручья Шумного есть не вывезенный с осени штабель. Объявили: всем взять санки, волокуши – и в тайгу! Добравшись, Жевтун и Красников прихватили веревкой бревно, впряглись по-бурлацки, потащили, задыхаясь и отворачивая потные лица от снежной крупы. После второй ходки они перешли на «ты», а машина, наконец, пробилась к поселку.
– Андрей Павлович, сейчас дрова – наша главная головная боль. – Красников открыл свой отчет: – «Радикальным решением вопроса является перевод основных энергосиловых установок на уголь…» Согласен?
– Точно! Уголь нашли возле Усть-Умальты, начали пробную добычу... Это в семидесяти километрах от рудника. И для перевозки угля нужна будет всего одна дорога, а для вывозки дров – целая сеть в лесу. Дорого и трудоемко!
Выбрали парторгом – и Андрей для себя понял: если парторганизация – производственная, значит, помимо своего бурения и разведки, теперь влезай во всё производство, больше с людьми советуйся, своё предлагай. Отметил такой настрой в районке «Горняк Севера» начальник политотдела Федоров.
Ведь это он на выборном собрании выдвинул Жевтуна, а когда в зале вырос лес рук «за», вдруг ободряюще подмигнул из президиума Андрею.
Станислав Глухов
Начало в №15-29, 31-36
Продолжение следует

Сов. секретно
Постановление №ГКО-1123сс
«О порядке использования немцев-переселенцев»
Всех (выселенных из районов Поволжья) немцев мужчин от 17 до 50 лет, годных к физическому труду, мобилизовать в рабочие колонны на все время войны, передав в НКВД СССР и НКПС СССР – на лесозаготовки и строительство железных дорог
Обязать всех мобилизованных немцев явиться на сборные пункты в исправной зимней одежде с запасом белья, постельными принадлежностями, кружкой, ложкой и 10-дневным запасом продовольствия.
Обязать НКВД установить в рабочих колоннах из мобилизованных немцев четкий распорядок и дисциплину, обеспечив высокую производительность труда и выполнение производственных норм.
Поручить НКВД дела в отношении не явившихся по мобилизации немцев на сборные пункты, а также находящихся в рабочих колоннах, за нарушение дисциплины и отказ от работы, за дезертирство из рабочих колонн рассматривать на Особом Совещании НКВД с применением по отношению к наиболее злостным – высшей меры наказания.
Председатель ГКО И.Сталин
10 января 1942 г.

Партийная комиссия при политотделе Умальтлага НКВД
Протокол № 6 от 18 апреля 1942 г.
СЛУШАЛИ: Дело тов. Хорошайловой Галины Петровны, рождения 1923 года (ей 19 лет – Авт.), член ВЛКСМ с 1939 г., по национальности русская, социальное положение – служащая, образование неполное среднее, работает зав. магазином № 1 отдела общего снабжения Умальтинского ИТЛ и Строительства НКВД.
УСТАНОВЛЕНО: Тов. Хорошайлова, работая зав. магазином ОСНАБа Умальтинского ИТЛ и Строительства НКВД в пос. Усть-Умальта, а последнее время на руднике, пользуясь своим служебным положением, систематически снабжала заключенных спиртными напитками и дефицитными продуктами, вступила в связь с з/к Пестовым, принимала участие в попойках среди заключенных.
ПОСТАНОВИЛИ: Хорошайлову г.П. служащую, члена ВЛКСМ с 1939 г. – за бытовую распущенность и связь с заключенными из рядов ВЛКСМ – ИСКЛЮЧИТЬ.
Протокол № 13 от 2 декабря 1942 г.
СЛУШАЛИ: Дело тов. Абишева Рахмета, рождения 1915 г. (ему 27 лет – Авт.), политрук взвода ВОХР Умальтинского ИТЛ и Строительства НКВД.
УСТАНОВЛЕНО: Тов. Абишев, работая политруком в взводе ВОХР, используя свое служебное положение, занимался скупкой часов у бойцов и мобилизованных немцев, после чего перепродавал по более высоким ценам. Оказывал содействие в хищении продуктов заключенному Глуховерову, ездил вместе с ним к его семье с продуктами, взятыми незаконно из каптерки колонны (крупа, рыба, консервы, мука, хлеб) для снабжения семьи з/к Глуховерова. Занимался покупкой вещей у заключенных.
На тов. Абишева поступил также материал о нарушении им революционной законности: 1 ноября 1942 г. в помещении военизированной охраны колонны № 1 избил заключенного Сухова по причине подозрения его в краже простыней.
ПОСТАНОВИЛИ: Абишева Рахмета из кандидатов в члены ВКП (б) – ИСКЛЮЧИТЬ.

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +8, 3 м/c З

19.09
вечер
+7..+9
3 м/c  З
20.09
день
+14..+16
2 м/c  Ю-З

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
64.4290 0.3077
EUR, ЦБ РФ
71.2391 0.6351
JPY, ЦБ РФ
59.5490 0.2707
CNY, ЦБ РФ
90.8961 0.5042

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика