Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

18-25 сентября 2019, № 39 (1356)
18-25 сентября 2019, № 39 (1356)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Тропами шаманов

Тропами шаманов
Фото: Николай Акишкин во время очередной вылазки на природу. Фото slovoart.ru
Незаметно пролетела в августе в стенах Дальневосточного художественного музея выставка «Годы. Тропы. Родники», представившая творчество наших известных земляков, заслуженных художников России – мастера декоративно-прикладного искусства Николая Акишкина и живописца Владимира Хрустова. 70-летний юбиляр Николай Акишкин подробно рассказал о главном деле всей жизни.
Николай Сергеевич окончил худграф хабаровского пединститута еще в 1972 году. С 1975-го стал главным художником хабаровских художественно-производственных мастерских, а затем и худфонда краевой организации «Союз художников России». Сегодня работы Акишкина находятся в собраниях Московской дирекции художественных выставок, Пензенской картинной галереи, а также в других музеях и частных коллекциях в России и за рубежом.
Как отмечают критики, Акишкин работает со своеобразным и уникальным материалом – мех и кожа в сочетании с другими природными материалами: кость, дерево, металл. Его привлекают декоративные возможности материала: богатая фактура, позволяющая варьировать направление ворса и создавать рельефную игру объемов, а также благородная цветовая гамма, органично сочетающаяся с другими материалами. Его творческие работы органично сочетают стилистическую новизну, виртуозность владения арсеналом декоративных средств воплощения художественного замысла.
Свою новую выставку в Хабаровске Акишкин провел вместе с еще одним юбиляром, 65-летним художником Владимиром Хрустовым.
– Вообще, это Хрустов мне предложил, – рассказывает Николай Сергеевич. – Я поначалу просто не представлял, как наши разные по стилистике работы свяжутся в одном выставочном пространстве! Обычно Владимир пишет реалистичные картины, а у меня – сплошная абстракция. Но, как оказалось, Хрустов написал целую серию картин на тему аборигенов Амура: быт нанайцев, рыбаков. И у меня в работах основная тема – национальная. Так и получилось...
Многие мои работы, конечно, распроданы или подарены, но есть и новые. Из прежних – «Сэвэны», «Маска шамана», «Космос Сикачи-Аляна». Так, в «Космосе» я использовал распиленный череп медведя. Просто, когда распилил его череп – увидел всяческие отверстия и красивые формы. Они-то и навеяли идею для всей работы, став нишами для духов. Ведь природная форма – уже настоящее произведение искусства.
Основание и чаша, в которой медвежий череп размещен – это керамика. Ее по моим эскизам делал Гречанов. На шарах изображены петроглифы Сикачи-Аляна, а в черепе размещены сэвэны – божества гольдов (устаревшее название нанайцев – Прим. Авт.). Кое-что сделана из оленьих рогов, другое – из мамонтовой кости.
– Каждый сэвэн что-то означает, – увлеченно объясняет он. – Аями – это покровитель рода. Ведь все аборигены Дальнего Востока жили родами. А эвены, эвенки так до сих пор живут. Одноногий Бучу с крылышками – это покровитель ветра. Моэнтэ, медведь с детенышами, – оберегает от болезней. Правда, я не копирую сэвэнов, а делаю фигурки, передавая образы оригиналов. В древности сэвэны только шаманы делали для своих ритуалов. А я же не шаман и даже не нанаец...
В разговоре мы выясняем: Акишкин использовал еще один звериный череп в своей работе «Крест из прошлого», которая тоже выставлялась в августе в ДВХМ.
– Это тоже космическая тема, – поясняет мастер. Здесь он использовал настоящие зубы кабана и спил его верхней челюсти. Над челюстью в композиции разместил ископаемый позвонок кита. Он символизирует солнце с лучами и всю его силу. Из позвонка выползают всяческие животные.
– Все элементы – мое ассоциативное, словами это не опишешь, – считает Акишкин. – В качестве подложки я использовал кожу змееголова, это древнейшая рыба Амура. У нас ведь на Дальнем Востоке древних рыб всего три: осетр, калуга и вот, змееголов. Он похож на кистеперую рыбу с красивой кожей, окрашенной как у змеи. И чешуя у него начинается уже от ноздрей, и дышит змееголов воздухом. Для этого постоянно выныривает из воды...
Кстати, Николай Сергеевич еще ведь и панно из рыбьей кожи делает.
– Да, и ковры из шкур пушных зверей, – подтверждает он. – Первое свое панно я сделал в институте из камуса косули и птичьих головок. Это была моя дипломная работа. Мы с преподавателем впервые нашли способ, как соединить эти компоненты. Негидальцы, я знаю, шьют из голов селезней национальные ковры кумаланы, а у меня сшивать как они не получалось! Так мы придумали соединять шкуры через сплетения из кожи, то есть через пространства. Этот стиль остался у меня на всю жизнь. Отверстия присутствуют на всех панно и коврах.
– А вообще, я ведь еще таксидермией раньше занимался и охотой любительской. Охотиться начал еще с 12 лет – когда мне отец ружье подарил. Там, где я родился – на прииске Октябрьский Амурской области, это в верховьях реки Зея, где вечная мерзлота, этим делом практически все занимаются.
Однако, как выяснилось, в семье у Акишкина охотников не было.
– Отец мой был съемщиком золота в артели, но к этому металлу никогда меня не подпускал. Говорил: «Золото – это зло!» Зато меня с малолетства возили на рыбалку, и сначала я стал заядлым рыбаком. Затем начал упрашивать купить мне ружье. Ведь их тогда, в пятидесятых годах, продавали без охотничьих билетов и специальных разрешений. Они свободно стояли в магазинах.
После очередного моего упоминания о ружье, помню, отец мне сказал: «Вот без троек закончишь восьмой класс – тогда куплю!» На счет учебы он был строгим. Очень хотел, чтобы я образованным был, ведь сам он школу не окончил – постоянно работал в тайге. И когда приезжал домой, обязательно смотрел мой дневник и даже за двойку по пению лупил, отцу неважно было – за что я плохие оценки получал. Поэтому я очень боялся его проверок.
А мне без троек и двоек никак нельзя было. Тогда я придумал в школьном дневнике тройки на пятерки переправлять. Научился так мастерски хвостики бритвочкой срезать, что не подкопаешься! Ну, отец видел, что у меня троек нет, и купил ружье. А в следующем учебном году я бросил подделывать оценки, и в дневнике снова тройки появились. Дальше – больше. Тайга все сильней заманивала, какая тут учеба! Отец даже пытался отбирать ружье у меня, но не получалось.
И охоте меня не отец учил. У нас на прииске тогда жила семья эвенов, оседлая. Вообще эвены живут стойбищами севернее того села, где мы жили. Вот тот эвен и брал меня с собой на охоту. Так и научился...
Правда, сейчас по лесу ходить долго не могу – здоровье шалит. Поэтому охотиться на зверя перестал, только на пернатых. В последнее время я больше стал делать работы из рыбьей кожи и кости.
Любопытно, что навыки таксидермии юный Акишкин получил еще в школе.
– Кружок у нас организовали, и мы делали чучела, правда, примитивно. Шкурки не выделывали, поэтому чучела быстро гибли. А по-настоящему научился их делать только в Хабаровске, в педагогическом институте, у известных мастеров. А по книгам московского профессионала Михаила Заславского освоил технику скульптурной таксидермии. То есть сначала лепится из легких материалов фигура животного, как говорится, в полный рост, затем выделывается шкурка и «садится» на эту заготовку. Однако натуральных костей животных в чучеле совсем не оставляют, даже зубов. Вот, к примеру, медвежьи зубы совсем недолговечны! Они просто трескаются со временем, поэтому лучше их делать из пластмассы. А кости, в том числе черепа, пригождаются обычно для других работ...
Что ж, пожелаем мастеру творческого долголетия и будем ждать новых, уникальных работ Акишкина.
Ника Кудряшова

Мотивы древнего искусства, особенности аборигенной жизни, связь «детей Амура» с природой ярко воплощаются в декоративно-прикладном искусстве Николая Акишкина. В его многочисленных декоративных панно и композициях из природных материалов ясно выражена актуальная тенденция тяготения к станковизму. И если в этих станковых работах автор обращается к ремесленным традициям и мотивам народного искусства, то в малой пластике ясно виден его интерес к религиозным верованиям древних жителей Приамурья, к основам их мировоззрения. В экспозиции этот интерес представлен сэвэнами – оберегами семейного очага и покровителями на охоте.
Из аннотации к выставке «Годы. Тропы. Родники»

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +8, 3 м/c З

19.09
вечер
+7..+9
3 м/c  З
20.09
день
+14..+16
2 м/c  Ю-З

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
64.4290 0.3077
EUR, ЦБ РФ
71.2391 0.6351
JPY, ЦБ РФ
59.5490 0.2707
CNY, ЦБ РФ
90.8961 0.5042

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика