Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

14-21 августа 2019, №34(1351)
14-21 августа 2019, №34(1351)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Возвращение на Умальту

Возвращение на Умальту
Фото: И. фон Риббентроп, Иосиф Сталин и Вячеслав Молотов. Подписание пакта о ненападении. Фото inosmi.ru/
Умальтинский молибденовый рудник стоит теперь заброшенным в тайге призраком на дороге между Чегдомыном и Софийским в Верхнебуреинском районе Хабаровского края. Разведанный в конце 1920-х, основанный в 30-х, в годы Великой Отечественной он неожиданно стал главным поставщиком молибдена - редкого металла для производства танковой брони. Здесь трудились десять тысяч человек, кроме вольных - заключенные Умальтлага и высланные немцы, поэтому материалы об этом всё еще хранятся под грифом «секретно». Автор много лет работал в архивах, а главное – разыскивал и встречался с умальтинцами, которые после закрытия предприятия разъехались по всей стране, записывал их воспоминания.
А наутро была война…
От станции Ургал, к которой скоро проложат рельсы, по левой стороне реки Чемчуко извивается автомобильная дорога, проходящая всего в двух километрах от поселка Чемчуко. Отсюда дорога уползает дальше, там забит колышек с надписью «Солони» - будущая станция БАМа. А еще дальше, у перевала, лагерь строителей тоннеля Дуссе-Алинь. Пробьют они хребет, и двинется магистраль в Комсомольск, что на берегу Амура. Тогда и потечет коксующийся ургальский уголёк в тот молодой индустриальный город.
В поселке Чемчуко располагается Буреинская геологоразведочная партия, по углю, здесь начальником 25-летний Андрей Жевтун. Прибегает к нему, запыхавшись, рабочий и сообщает очередную новость: при перевозке оборудования буровой вышки трактор угодил в старую протоку и застрял.
- Сильно застрял-то?
- Да нет, не очень, труба из воды торчит.
- А мастер где?! – следует плановая и неплановая речь.
- Убежал, боится, что вы ругать будете…
Трактор вытащили из старицы на второй день. Мастер появился на третий, голод - не тетка, выгнал из тайги. Тут реечник у топографа потерялся, не могут найти. Там бревном мужика шарахнуло, потому что, видите ли, рот разинул, а отпрыгнуть фантазии не хватило. Или канат оборвался и сиганул в скважину вместе с колонковой трубой. Попробуй теперь достань всё это с глубины 180 метров!
Однако жизнь приносит и радости. Буровые скважины вскрывают угольные пласты. Каждый вскрытый пласт – это радость, праздник. Вырисовывается четкая картина простирания толщи угля от Чегдомына до Чемчуко, а это немалый привесок запасов к уже имеющимся десяткам миллионов тонн.
С котомкой за плечами, в ней харч, прибыл на Чемчуко старый знакомец Иван Иванович Анискевич. Скучно ему показалось на Среднем Ургале, а работать в открытой там шахте под старость лет не захотел. Шутка сказать: такой работник, умелец золотые руки - сам к ним пришел! Значит, пользуется в Верхне-Буреинском районе их геологоразведочная партия доброй славой.
На закате жизни Андрей Павлович Жевтун писал в своих воспоминаниях, которые он назвал «Путешествие в молодость»:
«Рабочие поезда ветки Известковая – Комсомольск подошли к Ургалу. Подвозить грузы теперь можно было круглый год, а не только в зимний сезон. Буреяшахтострой ожил. Облегчилось положение с транспортом и у нас, разведчиков. Партию пополнили сильные геологи инженеры Дубовик, Огарков, Сорокин, Воскресенский, Помочиников. Появился свой техник-строитель. Буровые работы возглавил практик, опытный буровой мастер Иннокентий Казаков. Жена его, Мария, обладала неиссякаемой энергией общественницы: столовая, общежития попали под неусыпный надзор её всевидящего глаза…»
В то время народный комиссар угольной промышленности Вахрушев издал приказ об ускоренном строительстве шахт на Ургале. Геологоразведке предписывалось в сжатые сроки подготовить десять новых шахтных полей, в графе «ответственный за исполнение» стояло: «А.П.Жевтун».
Но к такому рывку они не были готовы – не хватало оборудования и людей. Кое-как укомплектовали еще пару бурильных станков, причем, кадры совсем без опыта. Открыли курсы мастеров бурения, начали строить жилье для рабочих. Трест между тем шлет одну за другой телеграммы, письма строгого содержания: увеличить, обеспечить, улучшить… А чем всё это делать, не сказано.
И поехал Андрей в краевой центр, где сидел их Дальгеологотрест.
«В Хабаровске мне бросилось в глаза, что трест информирует Москву неправильно. Всё рисуется в розовом цвете, далеко не так, как обстояло дело на самом деле. Почему, для чего – не могу понять: то ли боятся сказать правду, то ли не знают эту правду сами. И еще одно поразило: выяснилось, что немалая часть материальных ресурсов, предназначенных целевым назначением для Ургала, уходит в другие партии, налево…»
Вернувшись, он долго бродил по тайге, как чумной. И решился написать самому наркому. Прямо сейчас, немедленно. Телеграмма на имя Вахрушева вышла многословная, тревожная, но объективная: при существующих темпах для выполнения его приказа потребуется десять лет!
То была его первая бумага в Москву. Переживал, какой будет реакция?
Суть да дело, буровые скважины подобрались к пойме реки Чемчуко. В их разведывательном поселке уже слышен шум работающих в тайге движков. Между Чегдомыном и Чемчуко осталось пробурить несколько скважин, но Жевтун отложил их до зимы, когда замерзнут болота. Сейчас там ни пройти, ни проехать. И пока тепло, начали проминать дороги: прошел по мари трактор с санями несколько раз – смотришь, зимой подъехать будет ровнее.
Иван Анискевич, неуёмная душа, взялся построить гидроэлектростанцию. Дело хорошее, но с трудом верилось в эту затею – плотину могло смыть первым же наводнением. Но, чтобы рук энтузиасту не отбить, поддержали.
В общем, всё по работе нормально, но нет спокоя на душе начальника партии. Кажется, что-то не успел, не доделал… Устал, наверно? Надо бы отдохнуть, съездить на выходные друзей проведать на Среднем Ургале.
С верной своей подругой Щукой переплыл у поселка речку Чегдомын, выехал из лесу - а возле шахты Ургал-1 паровоз пыхтит. Даже Щука прониклась торжеством момента, понеслась к железной дороге. Вот она, настоящая, долгожданная. Слез с коня, рельсы руками пощупал. Посмеялся над собой: хохол глазам не верит!
Зашагал по свежим шпалам. Паровоз стоит там, где когда-то Андрей свою палатку разбивал. Неподалеку эстакаду высокую сделали, с нее будут вагоны загружать углем. Ниже шахты Ургал-2 видна новая электростанция, а вдоль железнодорожного полотна склады вытянулись в шеренгу. А во-о-н там умальтинцы базу строят - намучались, бедные, с завозом по Бурее.
Это было в субботу, 21 июня 1941 года, а на следующий день он мчался обратно, в свою вотчину – на Чемчуко.
О том, что будет война, знали все. И все-таки полыхнула она неожиданно. Не прошло и двух лет, как заключили с Германией договор о дружбе и ненападении. Риббентроп в Москву приезжал, на снимке в «Правде» нашего Молотова за пуговицу пиджака держал, подлюга!
А у Жевтуна семья во Владивостоке: старенькая мать, жена Евгения, девочки – Светлана, ей полтора года, да шестимесячная Галя. Посоветовали съездить за ними. Мол, не исключено, что драка затянется, да и японские самураи не зря торчат на границе. «Привезешь и будешь работать спокойно…» Мать никак не могла понять, зачем бросили такое хорошее место, большой город, и приехали туда, где ни хат, ни огородов нет?
Вскоре первое эхо войны долетело до Чемчуко. Телефонный звонок: «Завтра направить в райвоенкомат сто человек. Иметь при себе…» Митинг, речи, напутствия, завтрак в столовой со стаканом водки. Проводили. Через неделю снова звонок: «Направить в распоряжение… Иметь при себе…»
Народу в партии убыло. С трудом укомплектовали три станка. На буровые вышки стали проситься женщины, дескать, заменим мужей. Напялят штаны, и не поймешь, мужик или баба, только сзади видно, но это к делу не касается, главное, что работают. А вести с фронта тяжелые: прёт, холера, наши хоть и с боями, но - отступают. Камень на душе.
А тут еще по осени объявился с проверкой новый, до войны не работал, заместитель управляющего трестом Дальуглеразведка. Длинный, худой, черные волосы в перхоти. Раньше, как узнал Андрей, был он крупной величиной в органах НКВД, откуда его выперли. Стал знакомиться с делами геологоразведки – всё ему видится плохо, кругом развал, неправильность, даже вредительство.
Вернулся проверяющий в Хабаровск, и вышел по тресту приказ: начальника Буреинской геологоразведочной партии Жевтуна – снять с должности, отдать под суд.
- Как это снять, кого под суд? – возмущался первый секретарь райкома Кадлубик. - С нами никто не согласовал! Ладно, сделаем вот что: отправим тебя подальше - на Умальту.
- Ну да, поближе у лагерю… – невесело усмехнулся Андрей.
- Там молибден, оборонный металл. В армию не пустим, будешь здесь – как геолог, ты хорошо знаешь район. Вчера у нас был начальник Умальтлага Шиши и начальник политотдела Федоров - мы о тебе договорились.
Было еще совсем темно, когда Андрей уже шагал с рюкзаком за плечами по зимней дороге. Мороз под сорок. Тихо. Он рассчитывал на попутку. Вот и машина догоняет. Повезло – умальтинская. Оказывается, шофер «по пути» заезжал к своей невесте на Чемчуко. Ничего себе – по пути: крюк вёрст сто с гаком! Однако лучше промолчать, а то еще не возьмет в кабину.
Усть-Умальта, перевалочная база Умальтстроя. Потолкались в бараке, обогрелись возле печки-бочки, чаю попили. Вздремнули. Двинули дальше.
Дорога на рудник проложена по речной долине. Умальта – речка небольшая: в устье, в среднюю воду, ширина не более 20-25 метров, однако вода быстрая и мутная. От устья до самого поселка все шестьдесят километров дорога безостановочно тянется на подъем, с частыми крутыми серпантинами. Если честно, по такой дороге да с таким лихим шофером ехал Андрей впервые.
Рано утром 4 февраля 1942 года прикатили они в Умальтинский. Переехав мост через реку, шофер остановил машину:
- Всё, прибыли! Мне на базу под разгрузку, а тебе, земляк, вон туда - налево. Там двухэтажный дом, управление…
Андрей посмотрел, но ничего не увидел: поселок скрывала густая морозная дымка.
Станислав Глухов
Начало в №15-29, 31-32
Продолжение следует

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +18, 3 м/c В

21.08
день
+21..+23
4 м/c  В
21.08
вечер
+17..+19
3 м/c  В

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
66.7840 0.1758
EUR, ЦБ РФ
73.9766 0.0282
JPY, ЦБ РФ
62.7463 0.2533
CNY, ЦБ РФ
94.5520 -0.0042

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика