Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

4-11 декабря 2019, №50 (1367)
4-11 декабря 2019, №50 (1367)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Возвращение на Умальту

Документальная хроника таёжного рудника Умальтинский молибденовый рудник стоит теперь заброшенным в тайге призраком на дороге между Чегдомыном и Софийским в Верхнебуреинском районе Хабаровского края. Разведанный в конце 1920-х, основанный в 30-х, в годы Великой Отечественной он неожиданно стал главным поставщиком молибдена - редкого металла для производства танковой брони. Здесь трудились десять тысяч человек, кроме вольных - заключенные Умальтлага и высланные немцы, поэтому материалы об этом всё еще хранятся под грифом «секретно». Автор много лет работал в архивах, а главное – разыскивал и встречался с умальтинцами, которые после закрытия предприятия разъехались по всей стране, записывал их воспоминания. И сегодня они вновь собрались вместе, на далеком таёжном руднике – в документальной хронике «Возвращение на Умальту». Пусть сами расскажут нам о себе – как они жили, работали и любили. Переворот на "Чёртовой мельнице"
Краткий отчет за первую экспедицию подписал Хрущов январём 1929 года:
«Поисковые работы 1928 года выявили: гранитный массив, слагающий Рудную гору, прорезан свитой рудоносных кварцевых жил. Обнаружено 5 молибденовых жил, главная - Умальтинская прослежена по простиранию на 88 метров. Из проб видно, что содержание молибденита является промышленным, при условии, если руда будет легко обогащаться. Месторождение, несмотря на незначительные размеры, может представлять интерес. Оно слишком мало разведано, но все же, с большой долей вероятия, можно говорить, что оно обладает запасами, могущими покрыть трех- или четырехлетнюю потребность молибдена в Союзе. Вывод: в виду того, что пределах Союза не известно месторождений с большими запасами, на этот район надо обратить серьезное внимание и в ближайшие годы поставить более детальное его изучение».
- В следующем 1929 году Горнохимтрест вовремя не отпустил кредиты, и выехала партия только 14 мая. Забрасываться нам предстояло летним путем, на лодках, по порожистой Бурее. Несмотря на все предосторожности, доставить груз в целости до места не удалось. На «Чертовой мельнице», самом бешеном перекате, разбились две лодки…
Спустя полвека после того таежного происшествия мы сидим в его уютной московской квартире, пьем чай, он вспоминает:
- Бурея насчитывала 133 переката и порога. Шли бечевником – так назывался пологий чистый берег реки, удобный для тяги. Кто тянул, наподобие бурлаков надевали на грудь лямку, от которой к лодкам шла бечева - длинная тонкая веревка. Она оборвалась. Лодки вверх дном. Весь металл, ломы, лопаты, кирки, буровая сталь – разом в воду! «Работникам партии удалось отделаться небольшими повреждениями, но груз – разведочные инструменты, буровая сталь и часть продовольствия, погибли…»
Только вьючные ящики всплыли, они герметичные, где документы, карты, приборы, а в одном – деньги. Кинулись по косе догонять.
- Ящики эти нам в экспедицию изготовил профессор, он стал впоследствии ректором Горного института в Ленинграде. Сам из геологов, подрабатывал и шитьем палаток. НЭП уже в стране свернули, время наступило трудное, все ходили торговать на Сенную площадь. Ящики не утонули, их выловили, но деньги замокли. Пришлось сушить. Всю косу уложили червонцами, камешком каждый придавлен, чтоб ветром не унесло. Десять тысяч червонцев - десять тысяч камешков!
Лежат деньги под солнышком, шевелит их ветерком, и никто, кроме начальника партии, не знает, что на всех купюрах имеется его фамилия - Хрущов, только имя-отчество Александр Григорьевич. Подпись отца, факсимиле, значилась на всех червонцах, как члена правления Государственного банка РСФСР, куда взяли-таки его на службу, благодаря опыту финансиста. В двадцатые годы он проводил в стране денежную реформу, ездил по Дальнему Востоку, проверяя отделения Госбанка, готовил приобретение Китайско-Восточной железной дороги.
Николай, уже невольно пострадавший из-за отца, умолчал о нем, когда сушили деньги. Советская власть, даже доверив ему носить наган, могла припомнить дворянские корни.
Деньги спасли. Но где в тайге взять инструмент? Хрущов решает нанять китайцев, которых много было в районе. Сбежавшие из соседней страны, они промышляли тут всем подряд. Кто охотился, кто устраивал опиумные плантации, выбрав скрытую от чужого глаза делянку. Контрабандно мыли на брошенных приисках золото. Вот этих-то и позвали, с условием принести с собой инструмент.
- Работали с нами тунгусы, люди они незлобливые, хотя по первости недоверчивые. Всё обо мне и нашей экспедиции знали – работал «таежный телеграф». За лето, конечно, оборвешься весь, пока по тайге лазишь, но узнавали безошибочно по фуражке с кокардой: «Капитана!» Иду как-то с проводником тунгусом, навстречу нам китайцы. Начинается разговор, каждый по-своему. Не понимают друг друга, сердятся и – переходят на русский мат. Договорились!
«Только благодаря случайным покупкам старых инструментов у китайцев и на приисках «Союззолото», удалось провести работу партии. Иначе вся работа была бы сорвана», - откровенно признает он в отчете.
- По окончании сезона 1929 года люди вместе с обозом и вьюками ушли по тропе. Я вместе с топографом решил осмотреть берега Умальты. Сели в резиновую лодку, чтобы сплавиться - на первом же перекате, на камнях, порвалось дно. Борта, правда, остались целы. Некуда деваться, пришлось так и плыть. Тунгусы удивлялись, когда мы их встречали: как бы, однако, не утонули!
Люди предполагают, небеса располагают: рассчитывали добраться до жилья по светлому, однако попали под залом и перевернулись. Едва выплыли. Насквозь мокрые, высокие резиновые сапоги хлюпают, полные воды. Оружие с собой наганы. Хотя что это для медведя – пуля от черепа, как от брони, отскочит! Решили идти вниз, по течению, не останавливаясь. Ночь. Бурелом. Незнакомая местность, но знали, что поселок должен быть где-то рядом. Наконец, почудился им лай собак, потом стал явственнее, ближе… Вышли на Усть-Умальту.
После возвращения в Ленинград, подводя итоги, Хрущов обнаружил лишних 500 рублей. Немалые по тому времени деньги. А народ в партии был разный, начался картёж. Всё проиграв, подходили: «Товарищ начальник, ты нам денег не давай…» Николай стал выписывать квитки, прозванные «хрущовками», их отоваривали даже в магазинах для золотишников «Интегралсоюза»… Решил, кому-то случилась недодача.
На следующий, 1930-й, третий год разведки Умальты, по прибытии на месторождение, к нему подойдет плотник, по прозвищу Пионер. «Николай Александрович, это я деньги не взял, думаю, всё равно пропью, а так целее будут. Ведь вы сказали, что обязательно сюда вернетесь!»
«С культурным миром Верхне-Буреинский туземный район сообщается только рекой Буреёй, по которой до поселка Чекунда ходят небольшие пароходы. Длительность рейса колеблется от 1 до 3 недель, что объясняется отсутствием регулярного движения пароходов, которые совершают рейсы в зависимости от состояния фарватера, наличия грузов и пассажиров.
Особенностью водного режима является крайнее непостоянство уровня воды. Достаточно пройти более или менее сильному дождю, чтобы незначительные, легко переходимые вброд ручьи превратились в мощные бурлящие потоки, несущие валежник, сырорастущие деревья и массу растительного мусора.
От Чекунды до Усть-Умальты, находящейся в 50 км от месторождения, летом только один путь – на лодках. Для доставки больших количеств груза путь этот совершенно непригоден - требует слишком много лодок и людей, и весьма небезопасен, так как на протяжении 160 вёрст здесь встречается около 130 перекатов, которые всегда грозят аварией.
Опыт 1929 года – переворот лодок на «Чертовой мельнице» показывает, что при организации экспедиции самым выгодным способом для заброски, как в продолжительности, так и в стоимости, является зимний санный путь – по льду реки Буреи. Путь этот хорош в конце января, феврале и начале марта, и может быть сделан на лошадях, когда груза можно доставлять с железной дороги непосредственно на месторождение…»
Итак, считая днёвки в пути, 25-40 суток летом или неделя дороги зимой, когда доставка обойдется в три раза дешевле и при этом меньше риска гибели ценного имущества.
При подготовке очередной Умальтинской экспедиции Хрущов принимает решение о зимнем завозе грузов. Поручает дело молодому начальнику геолого-разведочной партии Дмитрию Николаевичу Раша.
- Мне порекомендовали его в Ленинграде, фамилия странная, ударение на конце, - вспоминал Николай Александрович Хрущов. – Еще подростком он попал в партию, таксатором, в геологию и потянуло. Отправился с известным гидрографом Матусевичем на Новую Землю. Шхуна потерпела крушение, зимовали на острове… Образование техник-геодзист, а по призванию талантливейший оказался организатор и распорядитель - в свои 22 года. «Жох» про таких говорят!
Станислав Глухов
Начало в №15-16
Продолжение следует

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: -18, 2 м/c С-В

09.12
вечер
-17..-19
2 м/c  С-В
10.12
день
-9..-11
5 м/c  Ю-З

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
63.7185 0.0000
EUR, ЦБ РФ
70.7594 0.0000
JPY, ЦБ РФ
58.6591 0.0000
CNY, ЦБ РФ
90.5839 0.0000

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика