Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

17-24 июля 2019, №30 (1347)
17-24 июля 2019, №30 (1347)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

СУДьба механика

СУДьба механика
Фото: Часть пропавшего оборудования давно уже найдена следователями. Выявлено, что инвентаризации проходили с нарушениями порядка. Однако, похоже, несмотря ни на что, раз заведенная судебная машина дать ход назад не может? Фото из архива редакции
Уже три года продолжается борьба простой хабаровской семьи и обанкротившегося, но все еще всесильного «Дальспецстроя».
Простой механик Сергей Баращенко до 2015 года работал в «Дальспецстрое», был на хорошем счету. Но пятилетний юбилей «службы» он там отметить не смог: механика обвинили в солидной недостаче. С тех пор бывший работодатель таскает семью по судам, а механик пытается доказать, что он не крал оборудование с печально известного космодрома «Восточный». Но в отличие от громкого дела Хризманов на эту миллионную тяжбу никто внимания не обращает.
- Отказываетесь от требований? Совсем? – казалось, что судья Железнодорожного районного суда Хабаровска не на шутку удивлена таким поворотом процесса.
- Да, полностью отказываемся, предлагаем мировое соглашение. Вот проект, – отчеканила юристка ГВСУ №6.
Немое удивление всех участников процесса в тесном кабинете судьи. Секретарь на минуту перестала записывать ход заседания. Но ответчикам радоваться было рано.
- Нет, ну давайте хоть вот эти зажимы с Баращенко спишем! – щедро предложила истцам судья. Я судорожно посмотрела на свой диктофон - может, мне это все померещилось?
Ком бед
Суды чуть ли не дважды в месяц, походы к следователю, поездки к начальству «Дальспецстроя», разговоры: сейчас такой график семья Баращенко воспринимает легко. А три года назад на заседание Хабаровского краевого суда, кажется, приходили совсем другие люди. Миниатюрная Анна Баращенко пыталась сбивчивым голосом заявлять ходатайства в суде, пояснять что-то по существу дела, но всегда с оглядкой на нанятого адвоката. Глава семьи сдержанно отвечал на вопросы судьи, пытался поддерживать жену и держаться сам.
- Первый год для нас прошел как в тумане, - рассказывает Анна Баращенко. – С ужасом ждали, что вот-вот к нам придут приставы, начнут мебель описывать, технику. Доходило до того, что думали перевезти все к родителям. С этими нервами, стрессами постоянными, мне несколько раз приходилось лежать в больнице. Муж остался без работы, ребенку чуть не отменили инвалидность – все это как снежный ком росло, а выхода не было видно!
Приставы действительно могли прийти к ним в дом. Об этой поистине кафкианской истории мы уже дважды рассказывали нашим читателям - в материалах «Механик, отдай миллион!» (№ 36 от 31.08.-06.09.2016 г.) и «Механик, держись!» (№12, от 15-22.03.2017 г.). Напомним, согласно первым решениям суда Сергей Баращенко был признан виновным в недостаче оборудования. Сумма «украденного» составила почти миллион рублей. По версии «Дальспецстроя», Сергей Баращенко присвоил себе несколько сварочных аппаратов для стыковочной сварки труб большого диаметра и их запчастей.
Хитрая ревизия
Все началось в конце апреля 2015 года. Тогда Сергея Баращенко перевели на новую производственную базу. Но обосноваться на новом месте он, по сути, не успел: в мае практически не работал: сначала отпуск по уходу за ребенком, затем больничный и потом – очередной отпуск. При этом, вспоминает глава семьи, он оставался ответственным за материальные ценности на своей «первой» производственной базе. «Не раз просил провести инвентаризацию, понимал, что все оборудование на мне, а фактически я его не контролирую», - объясняет механик.
Но ревизию все откладывали и откладывали, пока в отсутствие Сергея Баращенко не провели первую инвентаризацию. Пересчет показал недостачу в три с небольшим миллиона рублей! С такими итогами Сергей Баращенко не согласился, да и коллеги подсказали, что часть «пропавшего» оборудования может находиться на космодроме «Восточный».
До этого механику уже приходилось иметь дело с «неофициальным» перемещением техники и списанием топлива: он однажды даже сообщил о подобных действиях своего коллеги начальнику производственной базы. Поэтому он предположил, что такая ситуация могла быть и в этот раз и настоял на повторной ревизии. И действительно, половина недостачи тут же «нашлась», в октябре 2015 года, на космодроме.
«Помимо сварочной машины, на космодроме «Восточный» было найдено оборудование, как недостающее и числящееся за Баращенко С.А. на сумму примерно 1,5 миллиона рублей… Лист был списан в 2012 году, но сейчас этот лист в количестве 4 штук вменен в недостачу Баращенко С.А. По какой-то причине на числящемся за Баращенко С.А. оборудовании неустановленными лицами были изменены инвентарные номера», - описывал итоги проверки следователь из военного следственного отдела Следственного комитета России по хабаровскому гарнизону.
Похожая ситуация, рассказывает Сергей, была у его коллеги. Правда, размер недостачи у того был в разы меньше, и он решил не связываться с армией юристов работодателя и просто отдал деньги. Но у Баращенко не было почти миллиона рублей, да и за что платить, если глава семьи точно знал, что к пропаже оборудования не причастен?
«Лучше не связываться»
После очередной инвентаризации Сергея вызвал начальник производственной базы и предложил выбор: или увольняешься по собственному желанию и платишь недостачу, или уходишь со статьей, и тебя затаскают по судам. Бывший механик платить отказался.
Знакомые советовали не связываться с «Дальспецстроем». Мол, что может доказать простой человек такому гиганту с целым штатом юристов. Более того, с первыми судами, когда семья ясно дала понять, что не смирится с недостачей, у них начались проблемы другого характера.
- У нас же город маленький, оказалось, что мой руководитель знаком с кем-то из «Дальспецстроя», - рассказывает Анна. - И началось! Я пишу заявление на отгул, чтобы быть с мужем в суде, а мне его не дают без всяких аргументов. Бывало, что мне премию пытались урезать. Потом все знакомые и друзья от нас отвернулись: вроде как нечего с нами связываться. Заплатили бы недостачу и успокоились, жили бы без проблем, говорили вокруг. Но если мы заплатим, значит, Сергей признает, что он виноват!
После того как семья попыталась просить защиты и помощи в СМИ, на них началось еще большее давление, сдавали нервы и у них самих. Даже претензии к детям в школе родители снова связывали с этим процессом. Пришлось на всякий случай сменить фамилию. Так, рассказывают бывшие Баращенко, жить и, правда, стало чуть спокойнее.
Сам себе юрист
На первых порах, пока менеджер Анна и механик Сергей еще не разобрались во всех тонкостях судебных процессов, приходилось нанимать адвокатов. И каждый раз у них складывалось впечатление, что и адвокаты не верят в успех этого дела. Еще и денег на таких защитников из скудного семейного бюджета приходилось выделять немало.
- Некоторые юристы сразу отказывались от нашего дела, кто-то предлагал пойти на сделку, заключить мировое, – вспоминает Анна. – Потом я попробовала составить одно заявление – получилось. Потом второе. Так и пошло.
После года работы с адвокатами, который не принес ощутимого результата, она сама взялась защищать своего мужа и представлять его интересы в суде, одновременно начала получать степень магистра по юриспруденции.
На прием в военную прокуратуру Хабаровского гарнизона, которая курирует деятельность «Дальспецстроя», супруги ходили как на работу. Каждую неделю, если они не получали ответ на обращение о проверке на производственной базе или были не согласны с полученными отписками, они вновь и вновь приходили к прокурору.
- Нас уже знали все и в военном следствии, и в прокуратуре. Я сама изучила кипу юридических документов, правил, и мы поняли, что все инвентаризации проходили с нарушениями порядка. Писали об этом ходатайства в суд, но нас даже слушать не хотели, каждый раз один и тот же ответ: отклонить, – вспоминает Анна. – Мы уже прошли все «круги», даже до Верховного суда дошли. Но суды у нас непреклонны. Один раз мы получили решение суда точь-в-точь как месяцем ранее. Все повторялось слово в слово, как под копирку! Пришлось жаловаться, требовать заменить судью. В тот раз решение сразу отменили.
Чтобы найти часть оставшегося оборудования, пришлось два года добиваться возбуждения уголовного дела и вскрытия нескольких контейнеров на базе, где работал Сергей. Полиция поначалу пошла навстречу, следователи провели вскрытие контейнера, в котором нашлось оборудование, в том числе из пресловутой «недостачи Баращенко», только на части не было инвентаризационных номеров. Следователь даже составил акт о том, что оборудование на сумму в 600 тысяч рублей обнаружено, но уголовное дело заводить все равно не стали: «нет оснований».
То, что для семьи Баращенко казалось очевидным: вот же, нашлось оборудование - суды не стали принимать как новые обстоятельства дела. Этого обжалованиями, ходатайствами, попыткой сменить судью механик и его жена пытаются добиться уже два года, но каждый раз словно натыкаются на какую-то стену.
Параллельно процессу по взыскании недостачи, который начал «Дальспецстрой», бывшие супруги Баращенко ведут и другое дело. Они пытаются снять статью «о недоверии» из трудовой книжки главы семейства и опротестовать незаконное увольнение. Ведь все эти годы семейный бюджет складывается из одной зарплаты Анны. Сергей пытается время от времени «таксовать», но официальной работы, да еще и с хорошей зарплатой ему пока не видать.
- Меня судья пыталась как-то «стыдить», мол, что, нигде не работаешь, сидишь на шее у жены. А что делать, если на работу не берут?! – рассказывает Сергей. – Один раз вроде уже все, устроился в хорошую компанию. А потом мне прямо сказали: извини, мы узнали про твои суды и не можем тебя, такого проблемного, взять.
«Это они нам должны!»
Как выяснила Анна, ее мужу за незаконное увольнение положена компенсация. По ее словам, она уже превысила сумму недостачи, которую пытаются взыскать с ее мужа. Наверное, поэтому, предполагает юрист, этим летом в ходе одного из заседаний юрист «Дальспецстроя», ставшего за время судов ГВСУ №6, неожиданно предложила семье заключить мировое соглашение, полностью отказавшись от финансовых требований.
Правда, прямо в ходе судебного заседания судья «посоветовала» все-таки хоть что-нибудь вменить бывшему механику, хотя бы 3000 рублей, и отправила проект мирового на доработку.
- Такая формулировка еще была, мол, они понимают тяжелое материальное положение семьи, поэтому отказываются от всех требований. Но если я подпишу такое мировое, и даже выплачу три тысячи – то я, выходит, признаю свою вину! Потом они оспорили бы это мировое и опять начали взыскивать с меня те, еще старые 1,5 млн рублей, а может и все три, которые были с первой ревизией, – рассуждает Сергей.
На мировое семья не пошла, и все началось по кругу: кассация, апелляция, возврат в суд первой инстанции, снова апелляция. Но пока Сергею не вернут его честное имя, они не остановятся.
- Так что мы все продолжаем, - бодро заключает Анна. – Недавно я все-таки «дожала» следователей – завели уголовное дело на руководство базой. Теперь уже суд должен будет отправить дело на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам. А если нет - ну что ж, обжалуем снова. Я уже эти исковые пишу на раз. Пока судимся, выходит, я уже вуз закончила. Как бы еще трудовую мужу вернуть и с недостачей закончить…
Екатерина Васюкова

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +19, 2 м/c Ю

17.07
день
+24..+26
3 м/c  Ю
17.07
вечер
+20..+22
1 м/c  Ю-В

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
62.8129 -0.0151
EUR, ЦБ РФ
70.6771 -0.1803
JPY, ЦБ РФ
58.1413 -0.1029
CNY, ЦБ РФ
91.3390 -0.0326

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика