Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

15-22 мая 2019, №21 (1338)
15-22 мая 2019, №21 (1338)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Наших садоводов наградил губернатор

Комментировать

Нужен ли России её Дальний Восток?

Нужен ли России её Дальний Восток?
Фото: Для того, чтобы обслуживать сырьевые потоки на Дальнем Востоке не нужно много населения. Но значит ли это, что всем нам надо готовиться к отъезду? Фото khabkrai.ru
Дальневосточный федеральный округ провожает 2018 год странными территориальными пертурбациями: по воле Москвы самый большой макрорегион России прирос на западе еще двумя регионами, а его столица сместилась к югу - центром ДФО вместо Хабаровска ныне объявлен Владивосток. И пока политологи гадают, что все это значит, простых граждан тревожит - как мы будем жить дальше, нужно ли вслед за родственниками и соседями уезжать, бежать отсюда? Экономисты ставят это вопрос по-другому: нужны ли мы с вами Дальнему Востоку, нужен ли Дальний Восток России? Свои мысли и предложения на эту поистине вечную и больную тему в преддверии нового, 2019 года высказывает наш автор, доктор экономических наук, профессор Вадим Заусаев.
По образному выражению известного хабаровского ученого-экономиста Михаила Леденева: «Россия без Дальнего Востока – богатырь, ноги которого в мешке». С приобретением Дальнего Востока Россия завершила формирование своих границ, получив непосредственный выход в мировой океан, на другие континенты, став евроазиатской державой.
В настоящее время для страны Дальний Восток – путь в АТР и получение через него мощного импульса развития. Однако располагая пространственным и ресурсным потенциалами, соответствующими континенту, он «стягивается» своеобразным поясом наиболее динамично развивающихся государств – Китай, Корея, Япония, США. Для них обладание макрорегионом или его существенной частью – долговременная стратегия.
Вкупе с окраинностью и удаленностью от материнской стороны это формирует серьезные геостратегические риски. Поэтому по-прежнему остаются актуальными опасения Петра Столыпина относительно Дальнего Востока: «Если у нас не хватит жизненных соков на зарубцевание всех нанесенных России ран, то наиболее отдаленные…части ее…могут…безболезненно и незаметно отпасть … и мы будущими поколениями будем за это привлечены к ответу …».
Сырьевая пустыня
Сегодня на Дальнем Востоке формируются две важнейшие тенденции, которые усиливаются под воздействием друг на друга и обостряют фундаментальное противоречие. Первая – снижение демографического потенциала. Продолжается сокращение населения, в том числе трудоспособного возраста, отток наиболее амбициозной молодежи, замещение дальневосточников низкоквалифицированной рабочей силы из стран СНГ. Так, численность населения ДФО в периоды 2006-2010 и 2011-2016 гг. сократилось на 126,6 и 99,4 тысяч человек, в то время, как дальневосточников уехало, соответственно, - 154,3 и 156,2 тысяч.
Потери населения в южных приграничных субъектах ДФО особенно высокие. Чем интенсивнее будет идти этот процесс, тем ощутимее будут ограничения на развитие диверсифицированной инновационной экономики.
Вторая тенденция – примитивизация хозяйства, усиление сырьевой специализации. За период 2005-2016 гг. доля добывающих отраслей в промышленности выросла по добавленной стоимости с 53,4 до 74,6%. Только в них стабильно положительное сальдо финансового результата. Из-за низкой производительности труда рост добавленной стоимости уменьшает рентабельность продукта. Наращивание сырьевой специализации снижает демографический потенциал и качество человеческого капитала.
Фундаментальная причина подобных тенденций – повышенная затратность жизнедеятельности на Дальнем Востоке. Она определяется действием пяти объективных факторов: северность, окраинность, пионерность освоения, точечность размещения производительных сил и удаленность от основных рынков страны. Их нельзя исключить, а можно только нивелировать с помощью специальных государственных действий.
Наиболее сильное влияние оказывает северность. Исследованиями российского ученого В.В. Клименко установлено: на территориях, где среднегодовая температура воздуха ниже минус 2°С, а высота над уровнем моря выше 2000 метров, люди, как правило, не живут. В таких условиях невозможно создать ни нацию, ни свою культуру. Слишком много энергии человеку надо тратить на преодоление неблагоприятных условий жизни!
Если провести изотерму минус 2°С по территории российского Дальнего Востока, то только 8,8% территории ДФО располагается южнее ее. Это означает, что экономика Дальнего Востока функционирует в условиях близких к экстремальным. На большей его части нельзя ставить задачу создания постоянного населения. Производственные системы должны ориентироваться в основном на временное население, использование экспедиционных и вахтовых способов организации труда.
Это противоречит геостратегической значимости Дальнего Востока, которая определяется возможностями превращения в будущем макрорегиона в драйвер российской экономики. Чтобы к тому времени он остался российским, необходимы наращивание демографического потенциала, формирование постоянного населения, рост человеческого капитала. Ибо никто не охраняет свою землю лучше проживающего на ней населения. А пока продолжает нарастать фундаментальное противоречие Дальнего Востока: высокая затратность жизнедеятельности – его геостратегическая значимость.
Инерция потерь
В настоящее время на правительственном уровне поставлена задача формирования новой модели развития Дальнего Востока, обеспечивающей интеграцию России в АТР. Это требует изменения не только структуры экономики, но и ее динамики. Главным инструментом решения должна стать Национальная программа «Российский Дальний Восток» (Программа), которая будет разработана к 1 сентября 2019 года и обозначит пути разрешения формирующегося противоречия.
Но прежде надо определиться - для чего России нужен макрорегион?
Если как контактная территория для транспортировки и перевалки грузов в АТР и обратно, то много населения здесь не требуется. Надо стимулировать его переезд на историческую родину, чтобы минимизировать социальные программы, развивать портовые комплексы и обустраивать Северный морской путь, модернизировать Транссиб и БАМ, строить нефте- и газопроводы и др. Наиболее активные торговые взаимосвязи будут строиться с Китаем. Это практически инерционный сценарий, по которому и движется Дальний Восток.
Если рассматривать макрорегион в виде донора решения стоящих перед страной непростых внешних и внутренних проблем, что демонстрирует сегодня Сахалин, то наиболее коммерчески эффективным сценарием является либерально-сырьевой.
Он базируется на концессионных отношениях в области освоения природных ресурсов и развития транспорта. Усилится транзитная роль, диверсифицируются внешнеэкономические связи (КНР, Япония, КНДР, Республика Корея и др.), осуществятся масштабные транспортные (железнодорожные и Севморпуть) проекты «Европа – АТР» (Япония, Республика Корея), нефтегазовые трубопроводы «Дальний Восток – АТР», энергомосты «Дальний Восток - Республика Корея, Япония». Массовое использование иностранной рабочей силы обусловит интенсивный отток населения. Возрастут геостратегические риски, снизится управляемость макрорегиона, создадутся предпосылки для его экономической потери. Сбудутся опасения Петра Столыпина.
Сценарий драйвера
Но есть еще одна роль Дальнего Востока в жизни России, ради которой наши предки шли встреч солнцу: превращение его в драйвер российской экономики. Это национальный сценарий.
Он базируется на высокой потребности в перспективе России и сопредельных государств не только в традиционных природных ресурсах, но и в пресной воде, пространстве для размещения нетрадиционных источников энергии (солнечных, ветровых приливных и др.), захоронения отходов, экологически чистом животном белке (биоресурсы моря) и др. Реализация долгосрочных проектов в области нефте- и газодобычи, транзитного транспорта, магистральной трубопроводной сети, лесной, угольной и рыбной промышленности будет идти на принципах устойчивого природопользования. Это потребует интенсификации воспроизводства возобновляемых природных ресурсов, развития перерабатывающих производств, в том числе на основе иностранных инвестиций и «технологического трансферта», обеспечивающих рост конкурентоспособности продукции на внешних рынках. Концессионные отношения будут ограничены и должны преследовать национальные интересы.
Подобный сценарий потребует значительных вложений в качественную модернизацию экономики и рост человеческого капитала. Увы, такими ресурсами страна не располагает.
Значит, в рамках национального сценария НУЖНЫ НАУЧНО ОБОСНОВАННЫЕ акценты и приоритеты. Это, прежде всего, формирование постоянного населения на приграничном юге макрорегиона, стягивание жителей в большие и малые селитебные центры и создание в них максимально комфортных условий проживания, расширение вахтовых методов организации труда на севере.
Сообразим на троих?
В этом контексте, в силу социально-экономической неоднородности нельзя рассматривать Дальний Восток как нечто единое целое. При разработке Программы необходимо выделить три группы субъектов ДФО: Республику Саха (Якутия), северные и южные регионы.
Так, отличительным признаком Якутии является проживание на ее территории порядка 50% аборигенного населения. Культурные и жизненные традиции, менталитет накладывают определенные особенности на происходящие здесь социально-экономические процессы, которые следует учитывать при разработке Программы.
Северные субъекты – Камчатка, Магадан и ЧАО – существенно сократили население и сформировали воспроизводственную основу в соответствии с коммерческими принципами за счет расширения сырьевой специализации. Здесь широкое распространение получат вахтовые способы организации труда. Население сконцентрируется в региональных центрах. Часть его, за счет стимулирующих мер, переедет на юг макрорегиона в поисках более комфортных условий проживания и будет работать вахтой по всему макрорегиону. Помимо учета этих тенденций нельзя забывать проживающее здесь аборигенное население.
Развивать южные субъекты ДФО (Приморье, Хабаровский и Забайкальский края, Республика Бурятия, Амурская, Сахалинская области, ЕАО) необходимо с учетом политического фактора. Они приграничные и, кроме Сахалина, наименее самодостаточные. Их геостратегическая роль должна подкрепляться наращиванием населенческого потенциала, качества человеческого капитала и соответствующей диверсифицированной экономикой, что потребует значительных ресурсов.
Центры роста
Финансовые возможности России не позволяют ставить амбициозную цель повсеместного комплексного и сбалансированного развития Дальнего Востока. Потому принята стратегия формирования территориальных центров экономического роста (ЦЭР). Государство берет на себя обустройство в них социальной и производственной инфраструктуры. В целях экономии ресурсов и времени здесь также целесообразно ставить научно обоснованные акценты и приоритеты. Это позволит предотвратить системные ошибки в решении задач на уровне конкретных субъектов.
Так, необходимо ранжировать ЦЭР по уровням значимости: федеральный, региональный, локальный и местный. К федеральному следует отнести Владивостокскую и Хабаровскую агломерации. Общим для них является выполнение многих дальневосточных функций: высшее образование, медицина, госуправление, международные связи, банковская сфера и др. Это главные селитебные центры Дальнего Востока, расположенные на юге макрорегиона и окруженные малыми городами и сельскими поселениями. Находясь на границе с Китаем, они выполняют важную геостратегическую роль. Здесь должны создаваться наиболее высокие стандарты качества жизни и формироваться основа постоянного населения.
Региональный уровень представляют все оставшиеся административные центры, а также ряд крупных промышленных и транспортных узлов. В силу своей специализации (логистика, инновационное машиностроение, нефтепереработка и др.) они выполняют важную межрегиональную роль, выступают мультипликаторами развитии Дальнего Востока, претендуют на статус селитебных центров регионального значения со всеми вытекающими масштабами и направлениями социального обустройства.
Локальные и местные ЦЭР имеют преимущественно ресурсодобывающую специализацию. Здесь должны быть созданы условия для получения базовых соцуслуг для местного населения: школьное образование, первичное медобслуживание с наличием оборудования по дистанционному консультированию, комфортное проживание и др. Исключение составляют центры, расположенные в местах проживания коренных малочисленных народов Севера и якутов. Здесь необходим специальный подход, особенно касающийся экологической ситуации.
Отраслевые акценты
Отраслевое развитие в Программе должно строиться на естественной основе регионального воспроизводства. Ее составляют традиционные сырьевые (рентные) отрасли специализации. Они могут быть дополнены перерабатывающими переделами. Принципиальным здесь является расширение до промышленных масштабов искусственного воспроизводства возобновимых природных ресурсов (лесных, рыбных), а также геологоразведки.
Для лесной отрасли необходимо формирование внутреннего рынка – развитие малоэтажного домостроения и производства мебели, для рыбной промышленности – наращивание вылова и переработки нетрадиционных видов биоресурсов. Существенное увеличение добавленной стоимости и расширение рынка сбыта имеет угольная отрасль при развитии обогатительных технологий. Растущая нефтегазодобыча и благоприятная конъюнктура в АТР позволяет развивать здесь нефте- и газохимию.
К группе самодостаточных отраслей относятся также транспорт и портовые комплексы. Они располагают рентой по положению и способны развиваться не только в связке с отраслями специализации, но и выполнять транзитные функции.
Главный принцип формирования данной группы – стимулирование развития рентных отраслей в центре цепочки вертикально-интегрированных структур, где вначале воспроизводство и геологоразведка, а в конце переработка.
Вторая группа отраслей, располагающая перспективой роста, включает строительство и производство строительных материалов, энергетику. Они – обслуживающие, и их динамика будет зависеть от развития отраслей специализации и других производственных и социальных комплексов.
Третья – имеет социальную направленность. Это, прежде всего, сельское хозяйство, обеспечивающее жизнедеятельность сельских поселений. Господдержка необходима и тем действующим крестьянским хозяйствам, которые зарекомендовали себя как жизнеспособные предприниматели. Их немного и на их базе следует апробировать пилотные модели сельскохозяйственной деятельности в условиях Дальнего Востока.
Четвертая группа отраслей решает геостратегические задачи, а значит они должны развиваться при разносторонней господдержке. Здесь на первое место выходят судостроительные и судоремонтные заводы и обеспечивающие их деятельность производства (черная металлургия, приборостроение, электротехническая и др.).
Океаническая специализация Дальнего Востока – объективная необходимость. Значит, будут востребованы отрасли, обеспечивающие функционирование морского транспорта, рыбного хозяйства и шельфовых проектов.
НЭП для ДВ?
Повышенная затратность дальневосточного хозяйства требует специальной экономической политики. Она включает три направления: преференциальные режимы хозяйствования для бизнеса, инфраструктурное обустройство территории и человека, принятие противозатратного кодекса в естественных монополиях и компаниях с государственным участием, а также органах государственной власти. Стержневым направлением здесь должно стать вовлечение ресурсов бизнеса в экономику с последующей компенсацией их за счет будущих налогов и платежей.
Необходимо освободить дальневосточный бизнес в реальном секторе экономики от всех федеральных налогов. Требуют совершенствования новые механизмы хозяйствования: территории опережающего социально-экономического развития (ТОР) и свободный порт Владивосток (СПВ).
Наши исследования показали, что в действующем виде они не обеспечат существенное повышение конкурентоспособности экономики макрорегиона. На мой взгляд, необходим целый комплекс дополнительных мер, включающий:
* предоставление данных режимов только тем территориям, которые располагают возможностями стать региональными драйверами;
* стимулирование создания вертикальных цепочек добавленной стоимости, максимально использующих естественную основу воспроизводства территориального хозяйства;
* расширение форм господдержки с использованием кумулятивной системы налоговых льгот и преференций, стимулирующих воспроизводство возобновляемых природных ресурсов и развитие глубоких переделов;
* распространение режимов ТОР и СПВ на действующие производства с введением «планки отсечения» налогов на уровне 2-3 последних лет;
* коренная реконструкция и развитие железнодорожной инфраструктуры как на БАМе, так и восточной части Транссиба;
* сведение в единую логистическую систему портов юга Дальнего Востока на информационной основе, наладив координацию их деятельности со всеми участниками транспортного процесса и др.
Обустройство территории и человека должно идти на принципах государственно-частного партнерства, возмещая посредством будущих налогов бизнесу затраты на создание производственной и социальной инфраструктуры.
Противозатратный кодекс бизнеса и власти необходимо базировать на редукции зарплаты, приводя ее в соответствие с количеством и качеством труда. Ключевым показателем успешности госкорпораций должно стать опережающий рост производительности труда, а не зарплаты.
Остановить бегство
Наиболее острой проблемой, которую необходимо решать в Программе – наращивание демографического потенциала и качества человеческого капитала. В настоящее время много делается в социальном обустройстве дальневосточника. Но этого недостаточно.
Необходимо повышать реальные доходы. Посредством бизнеса через зарплату и всевозможные льготы делать это нецелесообразно из-за и без того его низкой конкурентоспособности. Значит, это должно сделать государство. Ресурсы большие: минимум по нашим расчетам - 550 млрд руб. в год. Надо искать доступные механизмы, двигаться этапами. Для начала целесообразно осуществить пилотный проект, например, в ТОР «Комсомольск», выявив положительные и отрицательные последствия.
Наконец, стержневым институциональным элементом Программы должно стать принятие Федерального закона РФ «Об особом статусе Дальнего Востока», определяющего его экономическую политику на обозримую перспективу.
Его основные концептуальные положения: необходимость опережающего развитие производительных сил, непрерывность процесса освоения макрорегиона (постоянная стройка),
использование повышенного интереса сопредельных стран и конструктивное использование природной ренты, всесторонняя государственная поддержка населения и производства, гармоничное сочетание экономических, политических и социальных
интересов при реализации крупных проектов, надежные и органичные связи с «материнской» стороной.
Конечно, жизнь богаче любых научных схем и пойдет своим путем. Но, уверен, политическая воля может обозначить приоритеты и акценты, характерные для того или иного сценария.
Современные тенденции и преобладание как во власти, так и бизнесе компрадорской буржуазии (элиты) говорит, к сожалению, о реальности либерально-сырьевого направления развития макрорегиона. Однако выбор национального пути требует существенной корректировки социально-экономической политики в стране. Тогда Дальний Восток сможет выполнить свою историческую миссию в жизни России, оправдав вложенные в него жизненные силы наших предков!
Вадим Заусаев,
председатель ученого совета Дальневосточной народной академии наук, доктор экономических наук, профессор

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +10, 2 м/c Ю-В

21.05
вечер
+9..+11
2 м/c  Ю-В
22.05
день
+14..+16
3 м/c  Ю

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
-64.6327
EUR, ЦБ РФ
-72.2464
JPY, ЦБ РФ
-58.9472
CNY, ЦБ РФ
-93.4917

© 2010 – 2019, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика