Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

15-22 августа 2018, №34 (1300)
15-22 августа 2018, №34 (1300)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Тень паводка

Комментировать

Для чего нужна земля

Для чего нужна земля
Фото: Юрий Чайка полагает, что закон о гектаре уже работает так, как он задуман. Фото khabkrai.ru
Программа «Дальневосточный гектар» уже вовсю работает, хотя, как говорится, ко многим ее аспектам есть вопросы. С первого, так называемого «пилотного» этапа реализации 119-ФЗ прошло уже 2,5 года, а вот третий этап, когда и дальневосточники, и россияне смогли брать землю во всех субъектах ДФО, начался чуть больше года назад. О реализации этого масштабного проекта мы поговорили с Юрием Чайкой, первым заместителем председателя правительства края по вопросам инвестиций и приоритетных проектов.
– В полную силу закон заработал с 1 февраля 2017 года, до этого в пилотном режиме мы имели возможность поэкспериментировать, откатать программу на нескольких территориях, - напомнил Юрий Афанасьевич. - Тогда, два года назад  мы вообще не могли представить, как это будет: ни с технической стороны, ни с юридической! Мы с нуля начали заниматься чем-то новым для себя и жителей края по инициативе полпреда и президента. Тем не менее, мы смогли обкатать все на пилотных территориях, параллельно все технические стороны совершенствовались, прорабатывались, дополнялись. И теперь все работает в плановом режиме.
- Сложнее стало, когда активность жителей возросла, - уточняет он. - Тогда Хабаровский край уже вошел в тройку лидеров по выдаче участков вместе с Приморьем и Якутией. В то время к нам, бывало, и по сто заявок на участки поступало, а 60 в день – это была норма! В этот период и появился основной рост, динамика, когда жители то, что присматривали, наконец, решили оформить.
- А сейчас закон работает уже так, как он задуман. И решение взять гектар стало более осознанным, - считает Юрий Чайка. 
– Что это значит? Что, существует план по выдаче участков?
– Плана никакого нет! Но и сама система работает хорошо, отказы минимизированы. Много объектов и земельных участков были прорисованы и включены в единую карту. Как раз с недостатком информации на первом этапе, в основном и были связаны отказы. Только представьте, в Хабаровском крае около 700 тысяч различных объектов внесено в систему за последний год! 
Даже само оформление, визуализация и информационное сообщение стали лучше. Сейчас идет тонкая настройка закона. Например, в первой версии закона не было оснований для изменения границ участка. Сейчас такие основания появились. Они связаны с сервитутами, вопросами, связанными с устранением ошибок.
Уже через год первые гектарщики должны будут подтвердить освоение земли (по истечении трех лет с момента изъятия участка). И опять новая задача для нас – контроль за этим процессом. Но тут, как и с предоставлением, все будет максимально лояльно.
– Но критерии уже разработаны, есть к чему готовиться.
– Критерии в проработке. Но есть понимание, как они должны выглядеть. Или это вложения, или строительство. Что-то на гектаре должно быть. И пусть критерии примут позже, время еще есть. Главное, разработать их более качественно.
За год гражданин, который взял гектар, должен определиться с видом использования участка. И широта возможностей, которые дает гектар – не имеет границ. Вот существует заблуждение, что мы даем землю. Но это не тот случай, все совсем не так. Это граждане берут землю. А наша задача – создать максимально комфортные условия для ее успешного освоения, информационно поддержать. Но земля это всегда труд. И к этому нужно быть готовым.
– Основная причина отказов у нас – совпадение с чужими участками. Как шла сверка этих данных?
– Этот процесс до сих пор идет. Даже сейчас это редко, но является причиной отказов. Получается, на карте обозначена свободная земля, а в администрации поднимают материалы, а там занято. Например, это бывает, когда права на объекты были оформлены до появления баз Росреестра. Информационно система пока отстает – и так по всей России. Смотрите - только по Хабаровскому краю под миллион единиц кадастрового учета! А это не только права на землю, но и любые строения. Поэтому мы постоянно дополняем систему. Новая редакция закона дает возможность по перенесению границ гектаров. Так что и отказы это минимизировало.
– Многие земли заняты министерством обороны, но не используются. Как с этим обстоят дела? Передали ли военные часть земельного фонда?
– Такое случается, но это более медленный процесс. Сама процедура внедрения закона подстегнула все органы власти сделать ревизию земель: показать, что сделано на бумаге, и перенести это в систему. Минобороны тоже провело такую работу. Но те, что земли, что сформированы и выполняют функцию для обороны страны, конечно, в приоритете.
По ряду земель мы плотно работаем, но большая часть из них предназначена под инвестиционные проекты. Например, в Советской Гавани и Ванино многое закрыто, но какие-то более-менее востребованные земли там будут освобождены и ограничения сняты.
– Кстати, а можно ли взять в пользование побережье Татарского пролива? Чтобы как в Приморье?
– Это нужно, конечно, подробнее на карте смотреть. Но в любом случае, учтите, там есть защитная водоохранная полоса, на которой деятельность запрещена.
Но есть и хорошие новости. Согласно новому краевому закону, можно будет брать землю до самых границ Комсомольска-на-Амуре. Такая инициатива, кстати, появилась не на пустом месте. Министр-уполномоченный по вопросам «дальневосточного гектара» Наталья Якутина долгое время работала с мобильными бригадами, выезжала в районы, проводила ликбезы на местах. И в ходе обратной связи поступило такое предложение от граждан: снять существовавшее ограничение в 10 км от Комсомольска. Исключение, конечно, составят садоводческие товарищества и населенные пункты. Но даже с учетом этого только возле Комсомольска-на-Амуре откроется 120 тысяч гектаров земли.
– Какие изменения коснулись охотугодий?
– За счет охотугодий в крае добавилось 8-9 миллионов гектаров по всему краю. Но на самом деле, наш край – это 93% земли лесного фонда, защитные леса и прочее. А под категорию охотугодий и вовсе подпадает почти вся территория региона. И если так посмотреть, то под гектары остается не так много земли. Но есть нюанс: охотничье хозяйство – это не земля как таковая, а то, что бегает на ней, кормится. Поправками в закон были разделены понятий охотничьей инфраструктуры и охотугодий. В первую категорию попали солончаки, зимовья, заимки – это все осталось закрытым. Но благодаря такому разделению мы открыли 400 тысяч гектаров. Если сравнивать, то по всему ДФО пока взято не больше 40 тысяч гектаров, так что теперь есть, куда расти.
– А вот такой момент, Юрий Афанасьевич: участок ведь для начала нужно разровнять, очистить - это солидные вложения. Есть ли в этом плане поддержка?
– Специально для гектарщиков была снижена стоимость компенсации за снос древесной и кустарниковой растительности. Причем, на основных территориях снижение произошло в сотни раз. И кстати, техника, очистка участка – это считается первыми вложениями в гектар.
Интересно, кстати, что когда подавали первые заявки, то мы знали всех наших гектащиков, лично общались. И сейчас связь поддерживаем, но, смотрите, теперь осваивают участки уже около тысячи человек, и всех мы уже просто физически не можем знать! И многие люди активно работают. 
- Это осознанный выбор граждан, это не прикол какой-нибудь, землей надо заниматься, - убеждает меня Чайка. - И те, кто принял это решение, поменяли жизнь, образ жизни. И закон о дальневосточном гектаре как раз для этих людей, понимающих - для чего нужна земля. А не для тех, кто взял из любопытства, а потом сидит и ждет преференций. Есть и методы поддержки, и дополнительные баллы гектарщикам при рассмотрении заявок на гранты. Но все равно гектар – это для тех, кто работает и четко понимает - как он будет осваивать землю!
– Есть ли подвижки по инфраструктуре?
– Хочу заметить, что сейчас еще много свободных участков там, где инфраструктура есть. Можно нарисовать вдоль дорог. Мы кстати, смотрели: 99% людей тянутся к компактным территориям предоставления гектаров, к людям тянутся. А если в  лес тянешься, то однозначно в лесу строить дорогу – дорого и нерационально.
– Какие финансовые структуры поддерживают получателей дальневосточного гектара?
– Пользуются спросом схемы по приобретению техники от «Почта Банка», МСП Банка, краевого Фонда поддержки предпринимательства. А по линии краевого Минсельхоза наш край реализовал ряд специальных продуктов для получателей гектара. Мы оказали поддержку на сумму более 100 миллионов рублей. Это лучший показатель по ДФО.
– Какие компактные территории сформированы в крае сейчас?
– Это села в Хабаровском районе и им. Лазо: Свечино, Кругликово, Елабуга, Краснознаменка. Новое село Дальневосточное появится в районе Кругликово: там около 600 гектаров взято. Сейчас для этого нового населенного пункта разрабатывается генплан:  как будут дороги проходить, какая будет трасса для ЛЭП. Это сложный правовой процесс, через правительство России.
Еще в этом году в Кругликово начнем подведение подстанций. В Свечино проектируем дороги, правда, там есть ограничения по строительству. Около 600 гектаров там сформировали узкую зону между закрытыми землями. Еще и территория эта подвержена подтоплению: капитальное строительство не разрешено. Строить там, в общем, сложно, но дорогу мы проектируем, да и домик, который не требует разрешения на строительство, построить можно небольшой. Но главное, на мой взгляд, здесь должна остаться природная рекреационная составляющая. Место красивое, уникальное. 
– Какие виды использования у нас самые популярные в крае?
– Самые распространенные - это личное подсобное хозяйство и индивидуальное жилищное строительство. Мы их не разделяем, потому что одновременно можно делать и то, и другое.
Затем идет предпринимательство, туризм. Но в основном жители края берут для сельского хозяйства, работы на земле.
Есть еще категория граждан, которая легализовала через гектар свою, уже осваивающуюся землю и расширила владения. Это тоже нормальная практика. Ведь закон о дальневосточном гектаре – это еще один инструмент для развития Дальнего Востока и его нельзя воспринимать как-то обособленно.
– А сами вы гектар не брали?
– Гектар – это труд. Мне, наверное, надо еще 24 часа в сутках, чтобы его освоить. Некогда просто. Да и я как бы по другую сторону: много знаю о предоставлении участков, о том, как их нужно осваивать, о механизмах поддержки.  И оформление участка, повторюсь, это осознанный выбор. А у меня есть, условно говоря, дача, на которой можно поработать. Но и закон работает до 2035 года, так что время подумать у меня еще есть, - говорит Юрий Чайка. - Было бы у меня больше времени, посмотрел бы, наверное, что-нибудь.

Екатерина Васюкова


Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +21, 1 м/c Ю-З

20.08
день
+24..+26
2 м/c  Ю-З
20.08
вечер
+18..+20
2 м/c  В

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
66.8757 0.0000
EUR, ЦБ РФ
76.1848 0.0000
JPY, ЦБ РФ
60.4062 0.0000
CNY, ЦБ РФ
97.1875 0.0000

© 2010 – 2018, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика