Электронный архив печатной версии еженедельной газеты «Хабаровский Экспресс».

Свежий номер

24-31 октября 2018, №44(1310)
24-31 октября 2018, №44(1310)

ПролистатьВесь номер

Актуальная тема

Собачий доктор для детей

Комментировать

Абрам и Ерофей

 Абрам и Ерофей
Фото: Абрам Мильчин за работой. Фото из архива редакции
29 мая 2018 года исполнилось уже 60 лет, как образ Ерофея Павловича Хабарова встречает прибывающих в город перед зданием вокзала. Однако белые пятна остались как в жизни самого первопроходца, так и в истории монумента, возведенного в его честь. Даже имя скульптора долгое время не упоминалось, так что многие даже не знали, кто был автором одного из символов краевой столицы. Попытаемся восполнить пробелы.
Хабар или Хабаров?
Напомним, военный пост Хабаровка был основан после подписания удачного Айгуньского договора с Китаем, чтобы окончательно закрепить эти земли за Россией. По преданию, место для будущей столицы края в месте слияния рек Амура и Уссури возле утеса, выбрал сам Николай Николаевич Муравьёв. Официальная версия гласит: генерал-губернатор Восточной Сибири сам решил назвать новый пост Хабаровкой, в честь первопроходца Ерофея Хабарова.
Впрочем, у некоторых исследователей есть серьезные сомнения в этой версии. Они полагают, будто Муравьёв при выборе имени отталкивался от старорусского слова «хабар» – удача. И, дескать, смысл названия «Хабаровка» – это удачное приобретение. Однако с этой версией многие не соглашаются: в здешних местах множество поселений тогда назвали в честь казаков-первопроходцев, и лишь будущий Хабаровск получил свое имя по иной причине?!
Удивительное дело, но в городе, названном именем Хабарова, самому Ерофею Павловичу долгое время памятник не ставили. Хотя идея почтить открывателей новых земель возникла. В мае 1908 года в городском парке даже состоялась торжественная закладка памятника первопроходцу. Вот только не Хабарову, а… Семёну Дежнёву! Но памятник ему водружен так и не был.
Поиски себя
Установить же памятник Ерофею Павловичу решили только на столетний юбилей города. Его автором стал Абрам-Янкель Юдка-Пейсахович Мильчин.
Будущий создатель одного из главных городских монументов родился 9 ноября 1912 года в белорусском Бобруйске. Отец был военным музыкантом, скрипачом, а дед – свадебным поэтом. Но о семье будущего скульптора известно мало, он рано осиротел. Старшие братья его содержать не могли, и Ян (как его называли близкие) оказался в детдоме. Там и проявились таланты – выяснилось, что мальчик неплохо рисовал и лепил. В детдоме Ян и выполнил первую работу: за ночь, к дню похорон вождя, он вылепил бюст Ленина.
Пойти работать ему пришлось рано – в 12 лет он устроился клейщиком обоев, позже стал мебельщиком. А в 1933 году, как и многие евреи, решает попытать удачу в советской «земле обетованной» и уезжает в Биробиджан. Так он оказался на Дальнем Востоке, где и нашел свое призвание.
В Биробиджане Ян начал работать в Государственном еврейском театре в качестве помощника художника. А еще художником – в газете «Биробиджанер штерн». Параллельно Мильчин выполнял заказы местного краеведческого музея, а также частных лиц: сувениры, статуэтки из дерева и камня. Талант оценили, в 1937 году областной отдел образования направил товарища Мильчина в Москву – на учебу.
В столице его приняли во Всесоюзную образцовую изостудию ВЦСПС, в которой скульптурным отделением руководила легендарная Вера Мухина. Однако в 1939 году студию закрыли. Но Вера Игнатьевна, тоже увидевшая огромный талант (в особенности автору «Рабочего и колхозницы» понравились работы Мильчина на библейскую тему), не хотела, чтобы дальневосточник бросал образование. И ходатайствовала за него перед руководством института, позже названного Суриковским. Его вступительной работой была скульптура Паганини. Могла бы стать и дипломной, а позже – если бы повезло – превратиться в монумент...
Однако с третьего курса Мильчин ушел – на фронт, став из-за прекрасного глазомера наводчиком артиллерии. Был тяжело ранен, получил контузию, терял память. Но войну Ян прошел до конца, был награжден медалями, орденом Отечественной войны I степени. А демобилизовался только в декабре 1945-го, после чего получил новые документы, в которых значился как «Абрам Пейсахович Мильчин». Ибо ответственные товарищи решили сократить слишком длинное имя. Однако по жизни его продолжали звать Яном Петровичем.
Из-за контузии и нехватки денег Мильчину доучиться в столице не удалось и пришлось вернуться в Биробиджан. Здесь он вновь стал художником в театре и газете, но не забросил и главное дело жизни. Ян Пейсахович выполнял скульптурные портреты местных депутатов, отлил рельефы еврейских писателей для областной библиотеки. А еще мечтал создать памятник писателю Шолому-Алейхему. Его эскиз, представленный на краевой художественной выставке в 1947 году, понравился зрителям и был высоко оценен художниками-профессионалами, но дальше эскиза дело не пошло. Однако в судьбе 35-летнего Мильчина произошел серьезный поворот.
Венец карьеры
Мильчина, у которого не было своей мастерской, пригласили в Хабаровск. На краевую выставку он представил скульптуру, посвященную Великой Отечественной войне, – «Последняя граната». За двухметровую статую воина в гипсе автор получил первую краевую премию – за лучшее произведение в области скульптуры. Увы, она тоже не стала памятником...
Однако одним из новых хабаровских знакомых Мильчина оказался декан исторического факультета местного пединститута Николай Рябов. Под его влиянием скульптор решил обратиться к фигурам первопроходцев. Первой стала скульптура все того же Семёна Дежнёва, которая в 1950 году отправилась на всесоюзную выставку в Москву. Работу сразу приобрели несколько музеев страны, в том числе и хабаровский краеведческий, из которого она, правда, затем исчезла.
А вот второй работе повезло больше! Окрыленный успехом, Мильчин почти сразу приступил к скульптуре Ерофея Хабарова. В 1953-м он привез метровую фигуру первопроходца в Москву, где ее приобрела Государственная закупочная комиссия. А вскоре, к столетнему юбилею Хабаровска, был объявлен специальный конкурс на памятник первопроходцу. Победителем стал проект Мильчина.
Чем так интересна эта работа? Не секрет, что никаких прижизненных изображений Хабарова не сохранилось, так что при воссоздании его облика во многом приходилось опираться на фантазию. Как рассказывал прессе внук скульптора, некоторые черты лица Мильчин, к примеру, взял у друга, с которым трудился в биробиджанской газете, писателя-фронтовика Эммануила Казакевича, автора нашумевшей в 40-е годы повести «Звезда»!
Ну а в итоге мильчинский Хабаров получился одновременно воином (о чем ярко говорит его доспех) и хозяином, оглядывающим новые земли. Воображение скульптора увидело казачьего атамана поднявшимся на скалу и всматривающимся вдаль. Правой богатырской рукой Ерофей Павлович поддерживает полу соскользнувшей с плеча шубы, в левой – сжимает свиток. Символ знаний и власти? А может, это составленный Хабаровым «Чертёж реке Амуру», первая схематическая карта Приамурья?
Работать над памятником Яну Пейсаховичу пришлось в цехе судоремонтного завода, так как мастерских, подходящих для создания монумента высотой 11 метров, в Хабаровске тогда не было. Поначалу планировалось установить памятник еще в 1955 году, но работа затягивалась, зачастую ввиду «неизлечимого» перфекционизма создателя, желания что-нибудь улучшить или переделать. А в итоге все едва не кончилось совсем плохо: как вспоминают очевидцы, в какой-то момент конструкция неопытного монументалиста не выдержала нерасчетного веса, просела, накренилась и деформировалась, создавая богатырские очертания. К счастью, многое удалось исправить и укрепить, хотя и на скорую руку – чтобы уж совсем не сорвать юбилейных сроков!
Наконец с глиняного макета памятника сняли форму, которую отправили в Мытищи. Там он и был отлит. Однако, когда готовую скульптуру доставили в Хабаровск, выяснилось, что в Подмосковье о замысле дальневосточного творца установить первопроходца прямо на каменный обрыв не знали! И отлили в бронзе вместе с ногами временный постамент-площадку для скульптуры. Это почти инфаркт: фигура атамана еще сильнее «подросла», а пропорции и композиция еще больше отклонились от задуманного! А со временем солидный довесок добавил головной боли местным благоустроителям, которым регулярно приходилось замазывать трещины в бетоне...
И все же 29 мая 1958 года, за два дня до векового юбилея, на привокзальной площади появился монумент, уже вскоре признанный как начальством, так и простыми горожанами. У краевой столицы появился новый символ. Увы, «безымянный» – на нем не было указано имя скульптора. Гонорар за работу Мильчин получил, а вот авторство его решили постыдно не упоминать... в связи с так называемым «национальным вопросом». Почему, понимаешь, Ерофея создавал Абрам?
Лишь в 1995 году на памятнике появилась табличка с указанием автора. Жаль, Мильчин, так переживавший из-за этого, до публичного признания не дожил, умер годом раньше...
Василий Кузьмин, Семён Дубов
На тему войны в крае реализовано несколько проектов Мильчина: памятник в Троицком в честь 163 павших земляков, обелиск в Найхине «Скорбящая мать», скульптурный портрет Дикопольцева в фойе бывшего пединститута. Есть в городах и селах региона и другие работы скульптора: бюсты дальневосточных селекционеров Шуранова и Лукашова, героев гражданской войны Лазо и Блюхера. Однако многие замыслы так не были реализованы и утрачены...В 1998 году представители хабаровской творческой интеллигенции попытались исправить несправедливость хотя бы посмертно и выдвинули кандидатуру Мильчина на звание почетного гражданина Хабаровска. Но депутаты гордумы тогда определили: такой статус присваивается только при жизни человека. Мильчину опять не повезло...
Мне нужны были нормальные условия для работы, а я попал в ад! Я не хотел интриг, взяток и всяких дискриминаций. Я лез из кожи, чтобы что-то создать, а результат уничтожался или сводился на нет! Я приходил в отчаяние и все же не терял надежды, что следующая работа подкрепит меня материально: получу квартиру, мастерскую, буду обеспечен заказами... Ради творческой работы ставил на карту все, в том числе и благополучие семьи».
Из дневников Абрама Мильчина

Между тем
Памятник Хабарову присудили федералам
А жизнь продолжает свои игры – буквально на прошлой неделе в прокуратуре края сообщили: оказывается, после распада СССР памятник Ерофею Хабарову в Хабаровске был, по сути, «бесхозным»! И вот после прокурорской проверки, выявившей этот абсурдный факт, суд постановил передать его в федеральную собственность. Такое же решение судьи вынесли по поводу могилы поэта Степана Смолякова, умершего еще в 1968 году и похороненного на центральном кладбище.
Как выяснили прокуроры Железнодорожного района, творение Абрама Мильчина носит статус объекта культурного наследия федерального значения, а могила Смолякова – объект регионального значения. Памятник Хабарову поставлен на госохрану постановлением Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года, могила Смолякова – решением Малого Совета от 20 августа 1993 года. Они находятся в удовлетворительном состоянии, но «нуждаются в постоянной физической сохранности, реставрации и популяризации».
Однако кто должен заниматься этим? Оказывается, в 90-е годы далеко не всем памятникам в стране успели определить конкретных собственников.
– Никто не представил на него заявку, что он кому-то нужен, этот памятник в таком подвешенном положении и простоял по сей день. Понимаете, никто и не хотел подобные объекты себе в собственность брать. Если представляющие историческую ценность здания и сооружения можно как-то использовать, например, получать доходы от сдачи помещений в них в аренду, то монументы никакой выгоды не несут, – пояснила информагентству «Хабаровский край сегодня» и. о. директора КГБУ «Хабаровский краевой центр охраны памятников истории и культуры» Татьяна Якушенко. – Помимо памятника Хабарову ничейными в регионе остаются другие монументы федерального значения – памятник партизанам в Железнодорожном районе, борцам за власть Советов на Комсомольской площади, памятник Невельскому в Николаевске-на-Амуре.
– Как правило, уход за ними осуществляется по инерции местными управлениями по благоустройству. Но это касается только поддержания чистоты и порядка, – говорит эксперт. – Провести ремонт такого бесхозного памятника в случае необходимости никакая государственная или муниципальная структура не возьмётся. Ведь траты на это будут расцениваться, как не целевое расходование бюджета. Спасают еще, конечно, добровольцы-общественники. Но вопрос с собственностью на памятники федерального значения решать просто необходимо!
Теперь же, как следует из сообщения пресс-службы прокуратуры края, суд удовлетворил требование надзорного ведомства и обязал управление Росимущества в Хабаровском крае и ЕАО оформить соответствующим образом монумент и могилу в федеральную собственность. Решение суда еще не вступило в законную силу, но, надеемся, проблем с этим не будет, и ответственные чиновники оспаривать этот вердикт не будут.

Все материалы номера

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Погода: +8, 3 м/c Ю

24.10
день
+9..+11
5 м/c  З
24.10
вечер
+6..+8
5 м/c  Ю-З

Курсы валют

USD, ЦБ РФ
65.3101 65.3101
EUR, ЦБ РФ
74.8584 74.8584
JPY, ЦБ РФ
58.1594 58.1594
CNY, ЦБ РФ
94.1461 94.1461

© 2010 – 2018, ООО "ИД "Гранд Экспресс"

Хабаровский новостной портал Habex.ru Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45704 от 05 июля 2011 года выдано Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и маcсовых коммуникаций (Роскомнадзор)
Наши издания | Реклама | Письмо в редакцию | Подписка и распространение | Вакансии Разработано в ООО "Лол"

Яндекс.Метрика